Приветствую Вас Гость | RSS

Инфокоммуникационный портал WRA

Воскресенье, 19.11.2017, 11:42
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 3«123»
ФорумаЖ » "Полезное" » Это интересно:) » Исламский банкинг
Исламский банкинг
WRADMINДата: Среда, 10.06.2009, 03:32 | Сообщение # 16
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 2
Статус: Offline
ИНТЕРВЬЮ - Исламский банк там, где есть бизнес

Беседа с руководителем проекта «Зеленые страницы. Татарстан», выпускником факультета экономики Малазийского исламского университета, финансового директора группы компании «Голден Телеком» Якуповым Линаром Габдельнуровичем.

- Уважаемый Линар Габдельнурович, вот уже на протяжении нескольких лет в мусульманском обществе обсуждается возможность открытия в стране исламского банка. Большинство мусульман имеют весьма скромное представление о работе такого банка, но все желают избежать возможности совершения греха – риба. Какие предпосылки уже существуют для создания мусульманского коммерческого кредитного учреждения?
- Проект создания исламского банка уже существует. Он инициирован правительством РТ. Создана специальная рабочая группа министерства торговли по выработке концепции создания банка, работающего по исламским принципам. Рабочий комитет собирается раз в месяц. Однако этот проект требует тщательного предварительного исследования по технике экономического обоснования. Данными исследованиями занимаются Международный образовательный центр по исламским финансам и компания ИФК «Линова». В чем смысл исследований по данной теме? Проблема заключается в том, что никто до этого серьезно эту тему не изучал. Ведь для того, чтобы исламский банк функционировал, нужна инициатива, не от правительства, а, в первую очередь, от граждан страны, представленных юридическими и физическими лицами. Правильность такого подхода показывает история создания ныне успешно действующих исламских банков в других странах. Их не иностранцы открывали, это я к тому, что некоторые надеются на помощь извне. Потребность в исламском банке оценивается не наличием простого желания мусульман того, чтобы этот банк существовал. Нужно помнить о том, что существуют экономические законы, в которые и должен вписаться банк, если предполагается, что он будет долго существовать и развиваться. Один из законов: спрос рождает предложение или предложение зависит от спроса. Спрос возникает со стороны достаточного количества мусульман, не просто читающих намаз и посещающих мечети, но и активно занимающихся экономической деятельностью и желающих, чтобы она была основана на исламских принципах. Наше общество потихоньку к этому идет. Лет пять назад, хотя речи об исламском банке имели место быть, экономических предпосылок к его созданию не было. Помимо формирования спроса, на сегодняшний день самая большая проблема – эта законодательная база России, которая не позволяет в полном объеме дать возможность практиковать исламскую банковскую деятельность. Таким образом, цели нашего исследования, начавшиеся этим летом, - изучить целесообразность создания такого банка, выявить потребность и понять насколько страна «созрела» к принятию его в свою экономическую систему. Ответ на этот вопрос должен дать объяснение, какой оптимальный подход нужен для развития исламской деятельности в России. Без комплексных решений по данному делу исламский банк в России существовать не будет.
- Каким образом можно выявить спрос на услуги исламского банка?
- Мы запустили проект «Зеленые страницы». Когда мы говорим о потенциальных партнерах и клиентах исламского банка, то так или иначе затрагиваем производства, выпускающие халяль-продукцию. Выпуск «..страниц» выявил более 100 компаний, занимающихся халяльным бизнесом. Если человек занимается халяль, то он следует двум концепциям: первое – конечный продукт – халяль, второе - сам процесс производства тоже халяль. В процессе производства часто рассматривается и вариант финансирования. Если мы производим халяльную продукцию, но под кредиты, выданные нам под проценты обыкновенным банком, то значит не все так «чисто». Для своего производства сегодня мусульмане стремятся к соответствующему финансированию, а это уже выход на новый уровень!
- 100 компаний, отраженные в «Зеленых страницах» - это много или мало для формирования нужного спроса?
- Для полноценного функционирования банка этого конечно мало, но многое еще зависит от масштаба деятельности этих ста компаний. В «Зеленых страницах» есть только несколько крупных компаний, в основном мясоперерабатывающих.
Чтобы ответить на этот вопрос нужно сказать, что эта работа была проделана в течении 6 месяцев. Многие люди не верили и не хотели оказаться на этих «…страницах». Понятно, что они не знали, как этот продукт будет выглядеть, кем и как будет представлен. Фирмы беспокоятся о своем имидже. Но были и такие, которые просто «чего-то» боялись. Мы живем в демократичной стране и сами себя боимся! Не получиться жить как партизаны и претендовать на развитие Ислама. Религия отделена от государства, но никто пока практику религии не отменял, поэтому скрываться не имеет смысла. Я думаю, что к концу года эти люди увидят, что с фирмами, попавшими на «Зеленые страницы» ничего плохого не случилось и изъявят желание попасть в этот справочник.
- Что является ключевым моментом для развития исламской банковской системы в стране?
- Нужно, чтобы на уровне государства произошла смена менталитета по отношению к исламской банковской системе. Если мы не хотим, чтобы сбережения мусульман хранились «под матрасами», а вышли наружу и влились в экономику страны, то роль исламских банков в инвестировании нужно признать. Однако большинство мусульманского населения страны – это экономически небогатые люди. Для того, чтобы создать новые рабочие места, позволяющие людям зарабатывать на жизнь и не входить в конфликт со своей религией, развитие халяльной индустрии является так же важным моментом. Ее развитие потянет за собой и все остальные сектора экономики. А финансовые механизмы типа банка – это же просто сопутствующий бизнес. Нужно понять, что исламский банк – это не пункт милосердия или благотворительное общество. Аллах сказал, что разрешает нам торговлю и запрещает рибу. Вот по этому принципу и строится концепция экономики для мусульман. А исламский банк – инструмент для экономического процесса.
- Почему мы не можем взять уже готовые «образцы» исламских банков, что уже существуют в иностранных государствах и внедрить их здесь?
- На сегодняшний день исламские банки в той форме, которой они существуют в других государствах нам не подходят. Возможно, нам не нужны некоторые механизмы, практикующиеся в других странах. Исламский банк не может существовать в вакууме. Нужна его «встроенность» в систему государства, а значит и вытекающие отсюда законотворчество в этой сфере, соответствие фискальной политике, контроль со стороны Центробанка и др. Рассмотрим вариант Англии. Почему там решили для запустить исламскую банковскую деятельность? Во-первых, количество мусульман в стране с каждым годом растет, во-вторых из-за того, что для них не было создана своя инфраструктура, их капиталы «уходили» в банки других стран или просто хранились где-то, не работая на экономику страны. Англия создала законодательными актами правовую базу, дала возможность существованию исламских банков и они начали функционировать как неотъемлемая часть экономической системы страны. Во всех других странах происходил тот же процесс. На данный момент даже в Малайзии, которая представляется как пример исламской экономики, претворенной в жизнь, исламская банковская деятельность занимает не более 10% банковской сферы. Только к 2010 году планируется выйти на 20%-ый уровень.
- Когда российское общество будет готово к возникновению исламской банковской деятельности в стране?
- Исламской банковской системе всего лишь 25-30 лет. Последние 5-10 лет она растет самыми быстрыми темпами - 15-20% в год. Но даже при таком раскладе «революции» не произойдет и обе системы, как исламская, так и обыкновенная, будут сосуществовать. Нужно помнить, что смысл исламской банковской системы для государства – дать базовую инфраструктуру, чтобы мусульмане были вовлечены в экономическую деятельность страны. Я думаю, что в течении 5 лет понимание людей дойдет до уровня понимания закона целесообразности возникновения банков, работающих по исламским принципам. А проект «Зеленые страницы», который мы планируем развить до масштабов всей страны, станут информационной платформой для дальнейших шагов в сфере исламской экономической деятельности.

Гузель Максютова

 
WRADMINДата: Среда, 10.06.2009, 03:32 | Сообщение # 17
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 2
Статус: Offline
МЕЖДУНАРОДНЫЙ СЕМИНАР "ИСЛАМСКИЕ ФИНАНСОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИХ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ В РОССИЙСКОМ МУСУЛЬМАНСКОМ СООБЩЕСТВЕ"

Семинар на эту тему был проведен 9-11 июня 2003 года в г.Москве.
Он был организован Советом муфтиев России, Московским исламским университетом, банком "Бадр-Форте", Исламским Банком Развития для представителей религиозных и государственных организаций, российских и зарубежных научных центров и представителей российского бизнеса.
На заседаниях семинара широко обсуждались вопросы хозяйственной деятельности различных, в том числе и религиозных, организаций, возможности использования исламских экономических и финансовых инструментов, сотрудничества между религиозными организациями и экономическими и финансовыми институтами, между мусульманскими организациями и государственными структурами в России.
Доклады на семинаре были посвящены концепции исламской экономики, ее роли в развивающихся странах, формам исламского финансирования, его этическим принципам, хозяйственной деятельности мусульманских организаций и управлению их финансами, особенностям исламского страхования, перспективам развития вакуфных учреждений и т.д.
Семинар почтили своим вниманием посол Египта, его превосходительство г-н Саад Рауф и посол Малайзии, его превосходительство г-н Камарутдин Мустафа, проявившие большой интерес к обсуждавшимся проблемам. Интерес вполне понятный, так как прежде всего исламские банки, финансовые и инвестиционные компании Малайзии активно осваивают новые рынки услуг. Малайзия стала и пионером в создании исламских страховых компаний и внедрении новых схем страхования в соответствии с нормами шариата.
В составе участников был директор Института исламских исследований и подготовки кадров д-р Маабид аль-Джархи и научный сотрудник этого института д-р Федад Лаяши. (Институт учрежден при Исламском Банке Развития с целью изучения экономического, финансового, банковского потенциала мусульманских стран, профессионального обучения и повышения квалификации специалистов, занятых в банковской сфере стран-участниц Организации исламской конференции).
С приветственным словом к участникам семинара обратился Председатель духовного управления мусульман Европейской части России, Председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин.
Д-р Маабид аль-Джархи в докладе "Роль исламского финансирования в развивающейся экономике" подчеркнул, что исламское финансирование построено на отрицании ссудного процента и торговли деньгами, альтернативой которым считается долевое участие финансового посредника как в прибылях, так и в убытках, торговое финансирование, оперативная аренда. Исламский банк при выдаче кредита не может заранее оговорить фиксированный процент за пользование ссудой, он определяет лишь долю в будущей прибыли, что представляется более справедливым по отношению к заемщику.
Докладчик отметил семь следующих характерных черт исламского финансирования:
1.Заемные ресурсы не ссужаются под процент. Когда Банк Японии выдавал ссуды банкам при нулевой ставке процента (иногда повышая ее лишь до 0,5%) этот опыт принято было расценивать как отрицательный, но только до тех пор, пока и американская финансовая система не пошла по тому же пути.
2.Стабильность. Исламская финансовая система имеет дело не с отвлеченными финансовыми потоками, а с инвестициями в реальное производство. Это уберегает ее от финансовых кризисов и дефолтов. В мировой же финансовой системе в целом лишь 20-я часть денежной массы подкреплена реальными активами, 95% всех денежных трансакций не относится к коммерческим сделкам, они являются чисто спекулятивными.
3.Равномерное кредитование всех отраслей экономики с акцентом на те отрасли, которые производят товары первой необходимости и базисные услуги.
4.Предпочтение долгосрочному финансированию при принятии инвестиционных решений, особенно при участии в уставном капитале других предприятий.
5.Содействие малому бизнесу как важнейшему элементу экономики исламских стран, позволяющему гармонично развиваться всей экономике.
6.Социальная ответственность и благотворительность как обязательные условия деятельности исламских финансовых институтов.
7.Жизнеспособность. Исламское финансирование имеет внутреннюю способность к воспроизводству благодаря взвешенной инвестиционной политике, активному финансированию производства, привлекательности банковских услуг.
В заключении своего доклада д-р Маабид аль-Джархи отметил, что известный западный экономист М.Фридман еще в 1969 году в работе "Оптимальные деньги" обосновал теорию о том, что процентная ставка, равная нулю, более эффективна в экономике.
Практическую направленность имел доклад президента первого российского исламского банка "Бадр-Форте" А.Н.Джабиева, посвященный перспективам применения принципов исламской экономики в хозяйственной деятельности в рамках российского законодательства. Докладчик заявил, что морально-этические нормы, принятые в исламской экономике, не противоречат таким понятиям, как выгода и рыночная экономика. Глубокое изучение принципов исламской экономики позволяют утверждать, что подобного противоречия не существует. В исламской экономике деньги являются средством обмена и мерилом стоимости, но не средством накопления или предметом отсроченной сделки. Как только эти правила устанавливаются, нет причин для возникновения ссудного процента. Если же деньги рассматриваются как средство накопления, то существует большая вероятность, что сбережения могут потерять ценность в процессе девальвации или деноминации. Поэтому установки Корана до простоты справедливы по отношению к человеку, обществу, направлены на благо всем.
Было подчеркнуто, что на реализацию инструментов исламского финансирования в России влияет, прежде всего, правовая среда, а затем востребованность их мусульманами. Пока у 20 млн. мусульман, проживающих в России, отсутствует высокая самоидентификация, воля к консолидации. Российские мусульмане должны еще научиться консолидировать свои средства, данные им Всевышним, чтобы законным образом распоряжаться ими, с учетом и того, что исламские банки эффективны при использовании инструментов микрофинансирования, которые наиболее востребованы в малом бизнесе. Власти в принципе заинтересованы, чтобы мусульмане интегрировали свои этические нормы в общую систему нравственных ценностей общества, в том числе в сфере хозяйствования.
"Бадр-Форте" банку было разрешено, чтобы в его уставе было записано, что он функционирует, соблюдая исламские экономические принципы в рамках, не противоречащих российскому законодательству. Они были признаны ЦБ России и шариатским советом, в состав которого входят и зарубежные ученые.
Л.Р.Сюкияйнен в докладе "Принципы шариата и финансовые проблемы современного общества" обозначил общие принципы формирования правовых норм, регулирующих отношения в сфере исламских финансов.
В докладе "Исламская банковская система" Т.Г.Черниенко отметил, что под его руководством в обычном коммерческом банке "Делна" впервые в российской практике было открыто исламское "окно" - департамент, предоставляющий услуги с учетом требований шариата. Такое решение было принято после того, как в банке "Делна" был поставлен вопрос о расширении клиентской базы. Первыми шагами по реализации этого проекта стало заключение корреспондентских отношений с банками, которые поддерживают контакты с мусульманскими странами. Вторым этапом стала разработка финансовых инструментов, которые могут быть использованы бизнесменами, руководствующимися в своей деятельности исламскими этическими нормами.
А.Ю.Журавлев в выступлении "Исламские формы финансирования" обратил внимание на то, что при исламской модели банки выполняют те же функции, что и при западной. Исламские банки необходимы для компенсации пространственной и временной неравномерности спроса на финансовые ресурсы и их предложения, устранения неадекватности в информации, при трансакционных издержках, связанных с выявлением и приобретением желаемых активов, для привития профессиональных навыков и экономии от масштаба.
Изучение и преподавание исламской экономики в религиозных учебных заведениях стало темой выступления ректора Московского исламского университета М.Ф.Муртазина, указавшего на важность изучения и преподавания предмета "Исламская экономика" в учебных заведениях, поскольку мусульманское сообщество нуждается в восприятии нравственных принципов и при развитии предпринимательской деятельности, восприятии ислама не только как вероучения, но и образа жизни, который должен определять поведение и в хозяйственной сфере. Прежде, чем говорить о профессиональной подготовке, необходимо мусульманское сообщество подвести к такому уровню восприятия, при котором люди внутренне чувствовали бы, что значит харам (запрещенные действия) и халяль (разрешенные действия). Для этого нужны и кадры, которые будут заниматься просветительской деятельностью, основами исламской экономической этики, ведения предпринимательской деятельности.
Рассматривая особенности исламского страхования, Беккин Р.И. отметил те элементы традиционного страхования, которые являются недопустимыми с точки зрения шариата, еще раз подчеркнув, что основное отличие системы мусульманского страхования от традиционной заключается в механизме разделения прибылей и убытков. Такяфуль - страхование делится на общее и семейное. В общий такяфуль входят операции по имущественному страхованию. Разделение прибылей и убытков в семейном такяфуле позволяет говорить о его существенных отличиях от традиционного личного страхования. При учреждении такяфуль-компаний необходимо поэтому детально изучать не только страховое законодательство, но и нормы, закрепленные в Коране, в том числе и не имеющие, на первый взгляд, прямого отношения к институту страхования.
Законодательство РФ о предпринимательской деятельности религиозных организаций было темой выступления Председателя правительственной комиссии по вопросам религиозных объединений А.Е.Себенцова. В соответствии с Конституцией РФ религиозные объединения отделены от государства (ст.14). Но необходимость обеспечить верующих возможностями для собраний, религиозной литературой, услугами, потребность в профессиональной подготовке служителей и других специалистов заставляет создавать организации, в том числе религиозные, с правом вести хозяйство и осуществлять предпринимательскую деятельность, вступать в гражданско-правовые отношения с другими юридическими лицами и гражданами, в трудовые отношения с собственными служителями и персоналом, в отношения с государством (прежде всего, связанные с налогами). Вместе с тем религиозные организации являются некоммерческими, обладают специальной правоспособностью: они вправе заниматься не любой деятельностью, могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы (ГК РФ ст.50 и 117, НкО ст.6). Цели прописываются в уставах, а на органы юстиции возложен контроль за соответствием деятельности религиозной организации ее уставу (СвСиРО ст. 10,23,25).
В своем выступлении заместитель Председателя Совета муфтиев России Д.Х.Гизатуллин подчеркнул, что особое внимание в финансовой деятельности религиозных организаций уделяется уплате налогов и сборов, что при этом незнание законов не снимает с них ответственности. В бюджете этих организаций самая большая доля затрат приходится на оплату коммунальных услуг, на арендные платежи. В основном пожертвования расходуются именно по этой статье. Единственной льготой, которой пользуются, например, московские мусульманские организации, является льготный тариф на водообеспечение. Есть и незначительная льгота на электроэнергию. Но оформление права на пользование данной льготой отнимает много времени и средств. Выступающий призвал руководителей управлений не пренебрегать планированием, разрабатывать бизнес-планы перед тем, как принять решение о строительстве мечетей или медресе, и заранее просчитывать возможные затраты на содержание этих объектов.
М.Залялетдинов посвятил свое выступление развитию вакуфных учреждений и вакуфной системы[1] в российском мусульманском сообществе. Он подчеркнул, в частности, что определение вакуфного имущества было введено и в Конституцию Республики Татарстан. Вакфы должны стать основным экономическим источником развития мусульманских религиозных учреждении. Для управления вакуфным имуществом и для увеличения дохода от такой собственности потребуется создание специальных организационных структур.
Семинар был завершен обзором отечественной литературы и презентацией новых книг по исламской экономике и финансам на русском языке.
Участникам семинара были представлены следующие книги:
1.Павлов В.В. Исламские банки в исламском финансовом праве. - М.: Изд-во "Анкил", 2003. (В этой монографии рассмотрены концепция и механизм функционирования хозяйственных структур и банков в арабских государствах, возникновение исламских банков и формирование кредитно-банковских систем мусульманских стран, основные цели и приоритеты их инвестиционной деятельности).
2.Беккин Р.И. Страхование в мусульманском праве: теория и практика. -М.: Изд-во "Анкил", 2001. (Первая в отечественной литературе книга, раскрывающая специфику деятельности страховых компаний в соответствии с положениями шариата).
3.Нуруллина Г.Ф. Исламская этика бизнеса. -М.: "Умма", 2003. (Изложение основ исламской экономической этики, норм бизнеса в соответствии с моральными требованиями шариата).
4.Постановления и рекомендации Исламской Академии правоведения (фикха). Пер. М.Ф.Муртазина. - М.:Лаломир, 2003. (Сборник содержит 117 решений и фетв (постановлений). Рассмотрены вопросы духовной практики, семейно-правовые отношения, экономические и финансовые, медицинские вопросы, исламские принципы заключения коммерческих сделок, аренды, урегулирования долговых обязательств и т.п.
По итогам работы семинара было отмечено, что развитие исламских финансовых отношений в России, с одной стороны, может обеспечить более динамичное торгово-экономическое сотрудничество России со странами исламского мира, с другой - позволит более успешно решать многие социально-экономические проблемы внутри страны.
Участники семинара рекомендовали:
-создать действующую на постоянной основе группу по исследованию вопросов применения исламских принципов экономики в России;
-организовать учебные курсы по применению исламских принципов в деятельности российских банков;
-изучить возможности для подготовки специалистов в области исламского банковского дела в России;
-подготовить и издать учебники и учебные пособия по исламским финансовым отношениям;
-продолжить практику проведения подобных семинаров;
-подготовить учебные программы для светских и религиозных вузов по предмету "Исламская экономика и финансы".

Г.Ф.Нуруллина
(Москва)

 
WRADMINДата: Среда, 10.06.2009, 03:34 | Сообщение # 18
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 2
Статус: Offline
Исламские банки — уникальное явление в мировом экономическом пространстве. Попытка сочетать деньги и законы морали.

Первые исламские банки появились в 1970-е годы, как финансовые учреждения, основным принципом которых являлось следование законам шариата.

На сегодняшний день в мире действует больше чем 300 финансовых учреждений в более чем 40 странах мира.

По законам шариата, брать проценты или давать проценты — неправильно. Но ислам заботится о глобальной справедливости: считается, что если одна сторона продает деньги другой без участия в рисках, без партнерства получает некую выгоду независимо от результата этой сделки, то есть элемент эксплуатации, есть элемент несправедливости.

Немалое число мусульман не видят беды в том, чтобы пользоваться традиционными банковскими услугами.

В исламе есть запрет на «риба» (ростовщичество). Согласно этому запрету, выдача денег под проценты по тяжести греховной равна семидесятикратному «зина» (прелюбодеянию). Так пророк Мухаммед — основатель религии ислам, согласно одному из хадисов считал взимание процентов явлением в 36 раз худшим, чем супружеская измена. Поэтому исламские кредиты принципиально отличаются от тех, к которым мы привыкли. Исламские банки, инвестируя в какое-либо предприятие или проект, требуют стопроцентной прозрачности сделки и равноправного участия как в прибылях, так и в убытках общего дела. Одним словом, шариат уравнивает роль и шансы финансируемой стороны и владельца бизнеса.

Существует ряд отраслей, в которые исламские банки принципиально не инвестируют. Это, к примеру, производство алкоголя, табака, выращивание свиней. Также нельзя инвестировать в проекты, наносящие урон экологии или причиняющие вред здоровью человека.

Банки, действующие на исламских принципах, не имеют первого источника прибыли обычных коммерческих банков (разница между процентом по выданным ссудам и процентом по привлеченным средствам). Однако исламские банки все равно имеют три источника прибыли, как и западные банки. Первый источник получения дохода для исламских банков состоит в таких операциях, как «мушарака», «мудараба» и «кард уль хасан».

Мушарака — это исламский способ сотрудничества в финансовой сфере, когда две стороны объединяют свои капиталы для финансирования какого-либо проекта, при этом прибыль они делят в заранее определенном порядке, а убытки — в зависимости от долевого участия в капитале.

Мудараба — это соглашение, заключаемое между двумя сторонами, когда одна сторона полностью предоставляет необходимый капитал для финансирования проекта, а другая (известная как мудариб) занимается управлением проекта, используя свои предпринимательские способности.

Кард уль хасан (благотворительный кредит) — беспроцентный кредит, предоставляемый или как материальная помощь нуждающимся лицам, организациям, регионам, или как краткосрочная субсидия на конкретную хозяйственную деятельность фирмы, часто являющейся партнером банка.

Фактически исламский банк занимается управлением денежными фондами вкладчиков и участвует в производстве прибыли, причем на основе весьма жестких правил и процедур.

В чем же главная разница между традиционными финансовыми учреждениями и исламскими банками? Сильно упрощая можно сказать, что главное отличие исламских финансов от мировой банковской модели — это отказ от ссудного процента.

Ссудный процент является экономической категорией, функционирующей на основе кредитных отношений. Он выражает отношения кредитора и заемщика, имеющих свои специфические интересы при получении кредита и уплате процента. Процент является прямым вычетом из прибыли, остающейся в распоряжении заемщика. Величина процента зависит от уровня ставки процента и суммы кредита, полученного заемщиком. Проценты за кредит устанавливаются с таким расчетом, чтобы минимальная сумма полученных от заемщика процентов покрывала расходы банка по привлечению ресурсов, необходимых для предоставления запрашиваемого кредита с добавлением маржи. Ставка ссудного процента зависит от степени риска неплатежеспособности заемщика, характера предоставленного обеспечения, гарантий возврата, содержания кредитуемого проекта, ставок конкурирующих банков и других факторов.

Традиционный банк, по сути дела, покупает и продает денежные средства, получая выгоду за счет ссудного процента. Исламский же банк переводит кредитную основу финансового бизнеса на инвестиционную. Каким образом? Банк открывает счета, на которых накопляет (аккумулирует) средства вкладчиков. Этими средствами банк финансирует предпринимателей. Однако вместо традиционного процента, предприниматель делит полученную прибыль с банком, а тот в свою очередь с вкладчиком. В зависимости от конкретных механизмов и инструментов исламской банковской системы распределяются и убытки. Главный же принцип таков: вознаграждение банка или вкладчика не является изначально гарантированным, а возникает как производное от прибыли бизнеса.

Таким образом из экономического оборота полностью выводится основа господствующей банковской системы — ссудный процент.

Принцип исламской банковской системы заключается в том, что любой мусульманин независимо от того, идет ли речь о займе или долге, не может по религиозным канонам проводить финансовую операцию под стабильный процент. Ростовщичество запрещено Кораном. Там записано, что процентная ссуда — это прямая эксплуатация и вопиющая несправедливость.

Доход банка состоит в перераспределении прибыли. У мусульманина, который приносит свои деньги в банк, есть выбор — положить их на текущий счет или на инвестиционный. Если на текущий, то клиент не получает никакой прибыли, кроме процента инфляции, которую устанавливает государство. Если же это инвестиционный счет, то банкир и клиент договариваются о прибыли клиента от дохода банка в том или ином инвестпроекте.

Взяв в банке деньги для открытия своего дела или для покупки недвижимости, мусульманин не уплачивает годовые. Вместо этого банк получает право на долю прибыли от бизнеса заемщика. Однако если бизнес заемщика даст сбой и бизнесмен обанкротится, то ему не придется (как в европейских или украинских банках) выплачивать сумму займа. Но нельзя думать, что мусульмане любят рисковать: получить «беспроцентный» кредит в исламском банке очень не просто.

Исламский банкинг предполагает «интересный» кредит в том случае, если заемщик — человек праведный и религиозный с точки зрения самого банка. Личное дело заемщика внимательно изучается, а решение подкрепляется одобрительным словом друзей, соседей, общины и наконец самим имамом мечети. Удивляет тот факт, что для мусульманина очень серьезной угрозой является нерасплата с банком. Высшая мера наказания для него — не расплатиться с долгами. Каждый считает, что его душа не освободится до тех пор, пока он сам или его семья не вернет его долг.

 
WRADMINДата: Среда, 10.06.2009, 03:35 | Сообщение # 19
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 2
Статус: Offline
Может ли Ислам спасти мировую экономику

В то время как мировые державы борются за то, чтобы справиться с последствиями глобального финансового кризиса, конца которому пока не видно, одна отрасль, похоже, остается невредимой – это триллионный бизнес шариатских банков.

Речь идет о совокупности правовых, морально-этических и религиозных норма ислама, которые охватывают значительную часть жизни мусульман, в том числе, распространяясь на принципы ведения коммерческой деятельности. Что касается финансов, большинство исламских ученых сходятся на том, что Аллах запрещает взимание процентов по ссудам, торговлю долговыми обязательствами и рискованные спекуляции, также как инвестиции в аморальные предприятия, такие как игорный бизнес, проституция, торговля оружием и т.п. Сделки должны быть прозрачными, а риски и доходы по ним – разделены между всеми сторонами. Нельзя заманивать человека в ловушку непосильного для него предприятия, делающего его должником. В принципе, большинство из того, что стало причиной нынешних проблем в экономики, шариатом запрещено. «У них нет ни традиционных долговых обязательств, ни обычных для нас договоров ипотеки», говорит почетный профессор Гарвардского университета Сэмьюэл Хайс (Samuel Hays). «У них нет всех этих производных бумаг или субстандартных кредитов. Без сомнения, они лучше защищены от экономической непогоды, чем обычные банки».

Может ли данная финансовая субкультура предложить выход для мира, который нуждается в скорых и оригинальных решениях для преодоления растущего как снежный ком кризиса? Экономист американского Университета Дьюка Тимур Куран (Timur Kuran) рекомендует не спешить. «Я думаю, должны пройти год или два, чтобы мы получили достаточно данных, чтобы судить о том, действительно ли эти банки более успешны, и почему». Так или иначе, «для исламского банкинга наступил действительно интересный момент», считает специалист по альтернативным видам экономики Билл Маурер (Bill Maurer).

Банки, работающие на принципах шариата, начали появляться в 1970-х, однако их концепция возникла на территории Южной Азии и Ближнего Востока еще в середине века, когда мусульмане, освободившиеся от европейского господства, пытались найти способы укрепить свою исламскую сущность, способы, охватывающие все аспекты жизни, как частной так и общественной. Первые банки представляли собой маленькие фирмы с долевым участием или инициативы, направленные на развитие региона. В 1975 Исламский банк развития, основанный 23 мусульманскими странами (сегодня число учредителей достигло 56 стран), работает на манер Всемирного Банка, предоставляя беспроцентные займы правительствам стран-участниц. Нефтяной бум десятилетия дал хороший толчок для развития целого ряда исламских коммерческих банков, особенно в странах Персидского Залива. К 1980-м, в Пакистане, Судане и Иране были предприняты попытки исламизации всей государственной экономики.

Резкий рост отрасли отмечается в последнее десятилетие. Среди индексов Доу-Джонса появился исламский индекс, характеризующий показатели халяльного бизнеса. К работе в отделах нормативных актов исламских банков привлекается все большее количество религиозных ученых. Продолжается расширение линейки шариатских финансовых инструментов, известных под арабскими названиями: «такафул» - исламское страхование и «сукук» исламские облигации успешно удовлетворяют потребности строительного бума в странах Персидского залива. Исламские банки открываются в крупнейших мусульманских диаспорах в Европе. Даже крупные традиционные банки испытывают «исламскую лихорадку». Такие банки как Citicorp, Deutsche Bank, HSBC открыли отделения, работа которых строится по принципам шариата. Недавно британское правительство объявило о планах собственной эмиссии «сукук».

Между тем, правительства стран, опасающиеся усиления происламских движений, например Египет и Тунис, не торопятся поддерживать развитие отрасли. Существует и определенная связь с радикализмом. Кумир Усамы Бин Ладена Саид Кутб был стал одним из первых пропагандистов исламской финансовой отрасли. В Ираке легендарный исламский ученый Мухаммад Бакир аль-Садр (родственник основателя «Армии Махди» Муктады Аль-Садра) сделал важный теоретический вклад в разработку шариатского банкинга в аспекте шиитского вероучения. После 11 сентября 2001 исламские банки, начинающие свою деятельность в Соединенных Штатах, попали под особое внимание со стороны органов безопасности. Однако, оставив в стороне тех, для кого смыслом жизни является бесконечный поиск «исламофашистской» угрозы, следует признать, что между исламскими банками и группировками типа «Аль-Каеды» нет убедительной связи. Ознакомившись с трудами исламских экономистов, можно увидеть, что в них совершенно бесспорно преобладают мирный настрой.

«Золотой век» - теоретически

С точки зрения исламского закона, пишет один из ведущих экономистов Саудовской Аравии Умар Чапра, «при всей важности экономического роста, недостаточно достигнуть настоящего материального благополучия для людей». Скорее, мы зависим от «духовного здоровья, которое является основой человеческого сознания, а также справедливости и «честной игры» на всех уровнях взаимодействия между людьми». Выходя за рамки бизнес-модели для отдельных банков, исламская экономика предлагает гораздо более широкое видение мира, считают он и многие другие специалисты. Традиционный взгляд человека-рационально-мыслящего и сверхпрактичного отвергает
причастность божественного к нашей природе. Исламская экономическая теория перестраивает предпочтения потребителя, убеждая, что время изобилия и роскоши наступает только после удовлетворения насущных потребностей всех и каждого. Люди должны иметь мотивацию работать, зная, что они получат справедливую долю заработанного. Установления шариата распределяют богатства, не допуская их избыточного накопления. С точки зрения обычной политэкономии, это даже больше, чем экономика: это исчерпывающий свод правил взаимодействия с другими людьми, который претендует на божественное происхождение.

Исламская финансовая теория также дает наставления властям предержащим. Они ответственны за управление налогом «закят», являющимся одним пяти столпов ислама. Обычно переводимое как «пожертвование», это слово буквально означает «то, что очищает». Хотя верующих поощряют делать пожертвования как можно чаще, юристы разработали систему минимального ежегодного взноса из расчета состояния одного человека. Ставка «закята» колеблется в зависимости от ресурсов жертвователя, составляя от 2,5% до 20%. Эти средства должны непосредственно перераспределяться среди нуждающихся. Также их могут использовать в религиозных целях. Так, средневековые правители иногда присваивали «закят» для финансирования своих захватнических войн. Однако современные исламские экономисты, в большинстве своем, не одобряют военные расходы там, где их можно избежать.

Справедливое распределение благотворительных взносов – одна из больших надежд, возлагаемых исламскими экономистами на власти. Теоретики связывают с закятом особые ожидания, считая его едва ли не чудодейственным средством. «Нечестное распределения закята невозможно из-за религиозно-экономического характера последнего», говорит пакистанский экономист М.А.Маннан. Что ж, не напоминает ли это представления того же «Талибана» и шиитских религиозных лидеров, которые считают: достаточно сделать общество религиозным по форме, оно автоматически становится религиозным по содержанию. Учитывая широкое распространение коррупции в мусульманском мире, время действия панацеи пока не наступило.

Ислам, по мнению теоретиков, представляет собой альтернативу другим вариантам политико-экономического развития: капитализму и коммунизму. Действительно, ислам объединяет принцип перераспределения и рыночную экономику. Десятилетия потратили оба лагеря, пытаясь завоевать верноподданнические чувства мусульман в сражениях на фронтах «холодной войны», после чего Советский Союз рухнул, а мировая капиталистическая система усиленно борется за выживание. Сторонники исламской системы предполагают, что причиной бедности мусульманских стран является принципиальная несовместимость западной экономической теории и практики и ценностей мусульманской культуры. Возможно, теперь пришло время сделать выбор в пользу другого пути.

Практика: за и против

Наиболее ощутимые плоды исламской экономической мысли – банки – предпочитают не торопиться с амбициозными заявлениями. Характер выступлений их представителей мало отличается от привычного поведения банкиров: их речи оптимистичны, практичны, пестрят жаргонными словечками – арабскими терминами вперемешку с международной финансовой лексикой. «Приправляя» коммерческие сделки цитатами из Корана, они как бы заручаются поддержкой высшей силы. Духовные лица выполняют функции советников, убеждающих свою паству очистить сбережения от «интереса». «Не является ли «ислам» своего рода брендом, предназначенным для товаров, поступающих на мусульманский нишевой рынок», - таким вопросом задается автор Билл Маурер.

Если это так, то брендинг имеет свои последствия. «При совершенно определенных вариантах инвестирования и недостаточной диверсификации, которыми приходится довольствоваться» исламским инвесторам, они тоже «платят свою цену, можно в этом не сомневаться», говорит Сэмьюэл Хайс. В широком смысле, сделки с разделением рисков означают медленный рост и, потенциально, индивидуальные инвесторы лишены той безопасности, которую обеспечивают краткосрочные вложения. В Иордании центральный банк не торопится выдавать лицензии многим из новых исламских финансовых учреждений, опасаясь, что они могут внести элемент нестабильности в начавшую расцветать финансовую отрасль, при этом уже существующие банки пока не имеют надежной репутации. Из-за подобных случаев, многие наблюдатели сомневаются, что исламские финансы смогут предложить что-то большее, чем «религиозное» вложение средств. Однако, по словам директора по международному маркетингу исламского подразделения HSBC Мохаммада Исмаэля, все может измениться. Он утверждает, что более половины клиентов его банка на азиатском рынке это китайцы-немусульмане. «Они пришли к нам не из религиозных соображений», говорит он, «а потому что мы имеем отличный финансовый продукт. Это и только это является причиной их выбора».

Впрочем, в процессе рыночной конкуренции исламские банки могут утратить некоторые принципы, на которых они основаны. Первоначальная надежда теоретиков на удовлетворение этических предпочтений клиентов не смогла реализоваться в банковской практике. Билл Маурер, занимавшийся изучением исламских банков в Юго-Восточной Азии и США, утверждает, что их финансовые учреждения не слишком отличаются от других банков, несмотря на некоторые видимые признаки набожности, такие как молельные залы и консервативная одежда. Работать в таком банке вовсе не означает попасть в монастырь. «По большей части, это все та же монотонность и скука, что и в других банках».

Среди тех западных экспертов, кто следит за развитием исламских финансов, выходец из Турции Тимур Куран наиболее скептичен. «Пытаясь внедрить исламские экономические принципы», пишет он в своей книге «Ислам и Маммона», и банкиры и власти неизбежно «признают нереальность задачи». Тогда как ранние эксперименты зависели от честного партнерства и разделения рисков, при заключении подавляющего большинства сегодняшних исламских сделок используются инструменты, отличающиеся от традиционных банковских продуктов лишь названием. Так, один из самых популярных и давно используемых инструментов «мурабаха» предполагает покупку банком товара для клиента, который, в свою очередь выкупает его у банка, выплачивая тому вознаграждение, которое подозрительно похоже на обычную процентную ставку. Исламские ученые соглашаются с допустимостью такой сделки, если банк владеет товаром хотя бы тысячную долю секунды. Пусть это безгрешно в глазах Бога, однако в экономическом смысле – никакой разницы. Куран и другие эксперты также указывают, что в средневековье, когда законы шариата для торговли еще разрабатывались, не было учреждений, хоть сколько-нибудь напоминающих современные банки. Не существовало правовых норм, позволяющих таким учреждениям пережить отдельных владельцев, что сегодня совершенно необходимо для банка любого масштаба.

Творческий подход

Несмотря на определенные конкурентные недостатки исламского сектора, а подчас и сомнения в его приверженности своим собственным идеалам, специалисты считают, что у исламских финансов есть чему поучиться, и нынешний кризис является для этого хорошим толчком. «Возможно, с помощью исламского банкинга, можно будет добиться более безопасных способов субстандартного кредитования населения, делая риски более прозрачными и обеспечивая большую диверсификацию рисков», говорит Куран. С помощью утопических теорий или без, ограничения, вносимые интерпретациями древних религиозных законов, заставляют искать новые способы ведения бизнеса. Клиентская база исламских банков, находящаяся в рамках религиозных обязательств, обуславливает то, что отрасль находится в стороне от конкурентной борьбы и ее логических результатов, неизбежных для учреждений, представляющих традиционное финансовое русло.

Маурер сомневается, что муфтии когда-нибудь будут заседать в Федеральном Резервном Управлении, однако «традиционные финансы придут к вещам, которые во многом могут напоминать принципы исламского банкинга, уже освоенные на практике». «Сторонники исламских финансов воспримут это как триумф своих убеждений, даже если сходство будет случайным».

Возможно, действительно пришло время обратиться к муфтиям. По крайней мере, в США религиозные лидеры и политики положились в решении самых важных этических проблем общества на мудрость реальных рыночных отношений. Мировой экономический коллапс прошлого года доказал, что развитие рынка идет своим чередом, не отвечая за наши интересы. Волны паники, прокатившиеся по мировым рынкам, еще раз доказали, что мы не были к ним готовы. Сегодня пришло время попытаться «залатать дыры» с помощью альтернатив, присмотревшись к моделям, существующим за рамками традиционной экономики. Исключительные обстоятельства обеспечили возможности, которые не могли бы эволюционировать в нормальных условиях. Присмотревшись ближе к исламской экономической мысли, мы сможем также открыть двери в загадочный «диалог цивилизаций», о котором так часто говорят, и так редко практикуют.

«Разумеется, настает черед задать вопрос об этических границах финансовой системы», говорит профессор политологии университета Тафтса Ибрахим Варде. Можно по-разному говорить об экономике с точки зрения добра и зла, однако исламский взгляд имеет важное отличие. «В этом случае, принципы «этического» финансирования, о которых так много говорят, уже институциализированы». При этом исламский банкинг достаточно конкурентоспособен, чтобы выжить, и доступен для изучения. «Главное здесь не перегнуть палку», напоминает Варде.

Натан Шнайдер (Nathan Schneider), окончил Калифорнийский университет,
магистр религиоведения, получил степень бакалавра в Университете Брауна.
Живет в Бруклине, Нью-Йорк.

По материалам iViews.com

islam.com.ua

 
WRADMINДата: Среда, 10.06.2009, 03:36 | Сообщение # 20
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 2
Статус: Offline
Шариатские облигации, или Принципы функционирования банков в исламских странах

Из-за высоких процентов по кредитам, выставляемых западными финансовыми учреждениями, и жесткой конкуренции за мировые рынки индонезийские компании все больше обращаются к растущему исламскому рынку, пишет газета Singapore Business Times. За последний год многие крупные индонезийские корпорации выпустили исламские или, как их еще называют, шариатские облигации (Islamic bonds) или включили шариатские транши в свои выпуски облигаций. Хотя размер этих выпусков не был велик, его успех подталкивает и другие компании к тому, чтобы включаться в этот процесс. В этом году ожидается, что шариатские облигации выпустят 10 крупных компаний.

Директор компании Crosby Indonesia считает, что исламский рынок охватывает на данный момент во всем мире средства на общую сумму около $200 млрд, и эта цифра растет в среднем на 15% в год. Он считает, что стремительное увеличение исламского рынка зависит не столько от политических или религиозных настроений, сколько от финансовых соображений, и подчеркивает, что его поддерживают также международные компании и западные банки, работающие в мусульманских странах. (Ислам.Ru)

*****

Принципы функционирования банков в исламских странах

Деятельность исламских банков основана на совершенно другой философии, чуждой среднему европейцу и американцу. Выполняя те же функции, она делает это совершенно по-другому. Приведу два примера:

Ливанский беженец возвращается на родину. Его скудных сбережений не хватит, чтобы восстановить разрушенный отчий дом и начать собственное дело. У него нет имущества, которое он мог бы предложить в качестве залога под кредит, но есть нечто более ценное - репутация честного, работящего и набожного человека. После долгих бесед с банкиром и поручительства имама местной мечети вчерашний беженец получает взаймы деньги, чтобы купить грузовик и заняться перевозкой фруктов.

Крупный коммерсант из Малайзии понес большие потери из-за недавнего экономического кризиса и валютного краха, но банк, финансировавший его внешнеторговые сделки, взял на себя убытки, рассудив, что в них нет вины клиента. При этом вкладчики банка скрепя сердце смирились с тем, что в кризисный год не смогут получить доход по своим вкладам.

В развитых странах Запада подобные ситуации были бы просто невозможны. Банк, кредитовавший погоревшего коммерсанта, скорее всего, сделал бы его банкротом либо выдал новый безнадежный кредит для выплаты процентов по старому. Бедняк, не имеющий залога, скорее всего, вообще не получил бы займа. Ведь даже в такой развитой стране, как Италия, десятки тысяч мелких предпринимателей из-за недоступности банковского кредита вынуждены обращаться к связанным с мафией ростовщикам, чтобы получить заем под кабальные проценты.

"Человечные" финансисты, не требующие от клиентов залога и способные простить ему долги, работают в так называемых исламских банках - финансовых институтах, действующих на основе принципов мусульманской религиозной этики, в корне отличающейся от устоев западной банковской системы.

В настоящее время только в трех государствах - Пакистане, Иране и Судане – банковская система целиком функционирует на основе принципов шариата. Однако сообщество исламских банков является наиболее быстро растущим сегментом финансового сектора всего Ближнего Востока. По данным Международной ассоциации исламских банков, сегодня в 35 странах (включая Россию) функционируют приблизительно 200 таких кредитных учреждений. В последние два года наблюдается стремительный рост исламских банков в странах Персидского залива, стабильное развитие этого сектора продолжается и в странах Юго-Восточной Азии, прежде всего в Малайзии.

В настоящее время общая сумма активов, управляемых на основе принципов шариата, составляет, по разным оценкам, от 100 до 160 млрд долларов. По мировым меркам это немного - значительно меньше, чем активы одного крупного японского или американского банка. Однако динамика развития исламских банков, особенно в последние годы, свидетельствует о том, что у них большое будущее: ежегодные темпы роста в этом секторе составляют 10-15 процентов. Уже сейчас в Кувейте в исламских банках размещено от четверти до трети всех сбережений населения. Ненамного отстает в этом отношении Малайзия.

Исламская модель

Главной особенностью исламских финансов является отказ от того, на чем основана общепринятая, западная финансовая система, - ссудного процента. Это не означает превращение коммерческих займов в благотворительные. Вознаграждение собственнику капитала не должно принимать форму выплаты заранее установленной суммы, гарантированной вне зависимости от доходности предприятия, как это происходит в случае взимания процента. Согласно нормам исламской этики, праведно лишь то богатство, источником которого являются собственный труд и предпринимательские усилия его владельца, а также наследство или дар. Кроме того, прибыль является вознаграждением за риск, сопутствующий любому деловому предприятию.

Исламские экономисты дают различные рациональные обоснования запрета ссудного процента, делая акцент на его эксплуататорском характере и подчеркивая роль банковской системы в провоцировании экономических кризисов. Однако в конечном счете отказ от процента, как и выполнение заповеди, является актом веры. Как и любую сферу жизни мусульманина, финансовую деятельность регламентирует священное писание мусульман - Коран, а также свод правовых и религиозных норм - шариат.

Основными понятиями Корана, описывающими то, чего в своей финансовой практике должен избегать мусульманин, являются риба и гарар. Риба(дословно "излишек") - любое неоправданное приращение капитала при займе или в торговой сделке. Это такой же тяжкий грех, как и гарар - намеренный риск, выходящий за рамки неизбежной случайности. Большинство исламских ученых считает, что понятие "риба" означает не только высокий, ростовщический, но и любой ссудный процент, в то время как под определение "гарар" попадает любая спекулятивная операция.

Мусульманин не должен забывать, что все земные блага - это дар Аллаха, который является их истинным собственником. Вверенные человеку производительные ресурсы должны работать на благо всего общества. Согласно шариату, деньги, не вложенные в дело, подлежат обложению благотворительным налогом в пользу бедных и немощных. В случае, если человек сам не способен пустить деньги в оборот, он должен вложить их в чужое предприятие, получив долю в его доходах. Известно, что сам пророк Мухаммед был удачливым купцом, в его торговые операции вложила средства богатая вдова Хаджия, которая впоследствии стала его женой. Финансовые операции, которые совершал более полутора тысяч лет назад основатель ислама, носят те же названия и основаны на тех же принципах, что и виды финансовых услуг, которые предлагают современные исламские банки в Манаме, Куала-Лумпуре и лондонском Сити.

Инвестиционный счет

Вместо процента исламские банки могут предложить вкладчику право на участие в доходах предприятия, в которое вложены его деньги. При одном обязательном условии - вкладчик должен разделить и возможные убытки.

Исламские банки открывают для клиентов три вида счетов. Во-первых, это текущий счет, условия которого практически не отличаются от условий открытия таких счетов в западных банках. Проценты по нему не выплачиваются, клиенту гарантируется возвращение суммы вклада в любой момент.

Второй тип счета - сберегательный. Его владелец не имеет права на участие в прибылях, однако администрация с целью привлечения вкладчиков может по своему усмотрению выплачивать им премии в зависимости от прибыльности банка. Сберегательный вклад не является срочным, его номинальный размер также гарантирован. Средства, привлеченные по сберегательным вкладам, банк старается вкладывать в малорискованные операции, как правило, в финансирование торговых сделок.

И наконец, третий вид счета - инвестиционный. Его владелец имеет право разделить с банком его прибыль или убытки по схеме profit and loss sharing (PLS). Вкладчики получают доход по своим вкладам, который, как правило, сопоставим с процентом в обычных банках. Однако доход этот не гарантируется, не гарантирован и сам капитал, так как убытки банк компенсирует за счет средств на инвестиционных вкладах. В случае, если банк распорядился средствами клиента не вполне профессионально, тот в судебном порядке может потребовать компенсации.

Таким образом, рекомендованным исламской доктриной методом мобилизации денежных ресурсов, в том числе и для банков, является долевое финансирование (equity finance) - привлечение средств за счет участия инвестора в акционерном капитале. Приращение капитала не может происходить в сфере денежного оборота, в его основе должны лежать сделки, касающиеся реально существующих товаров и услуг. Деньги сами по себе не могут приносить новые деньги, капитал должен использоваться в производительных целях.

Многие экономисты указывают, что в долевом финансировании кроются значительные преимущества. В западной экономике размер ссудного процента, зависящего в свою очередь от установленной Центробанком учетной ставки, диктует условия для развития реального сектора. В исламской финансовой системе доход по вкладам зависит от прибыльности акций компаний, в которые банк вложил капитал вкладчиков. Таким образом, динамика развития реального сектора способствует установлению благоприятного инвестиционного климата и эффективному распределению финансовых ресурсов в пользу наиболее успешных отраслей экономики.

Финансирование по исламской модели может покончить с зависимостью реального сектора от интересов банковского капитала, характерной для системы, основанной на ссудном проценте. Денежные активы создаются как ответ на инвестиционные возможности в реальном секторе, поэтому именно реальный сектор определяет ставку дохода в финансовом секторе, а не наоборот. Таким образом, уже не банки будут задавать реальной экономике темп развития, а производительный сектор начнет создавать для себя благоприятный инвестиционный климат.

В исламской системе многие перспективные проекты, которые обычные банки отвергли бы из-за отсутствия залога, могут получить финансирование на основе участия в прибылях. Однако в реальности мелкие и средние предприниматели, создающие основную часть ВВП арабских стран и составляющие большую часть клиентской базы банков, испытывают трудности в получении кредитов на основе разделения прибыли из-за слишком сложного и трудоемкого механизма оценки проекта. Исламский банкир принимает решение о предоставлении займа на основе изучения перспектив проекта, предложенного для реализации, а также деловых качеств клиента. В большинстве случаев от него не требуют предоставления залога. Это создает опасность махинаций как со стороны клиента, так и со стороны администрации банка. При операции на основе участия в прибылях клиент может попытаться сфальсифицировать отчетность и скрыть от банка реальные доходы проекта. При финансировании торговой операции по схеме мурабаха (выплата в рассрочку основной суммы займа и наценки "за обслуживание") клиент может испытать искушение нажиться за счет задержки платежей.

Для нейтрализации подобных рисков разработаны специальные процедуры, во многом сходные с практикой западных банков, которые тоже нередко страдают от злоупотреблений. Главным методом борьбы с махинаторами является тщательный аудит всех операций предприятия-клиента. Ни один из членов руководства исламского банка не имеет права единолично признать убытки, показанные в отчетности предприятия, финансируемого банком. Для этого необходимо коллегиальное решение всего состава правления банка. Если проект не достиг запланированной прибыльности, специальный независимый комитет изучает баланс предприятия. Если же сокрытие доходов установлено, клиент выплачивает недостающую сумму в принудительном порядке. Банк может использовать свои права акционера для замены недобросовестных менеджеров предприятия. В особо тяжелых случаях банк отзываесвои средства, и компания-нарушитель вносится в "черный список". В случае просрочки платежей дело передается в суд, который обязывает клиента выплатить необходимую сумму плюс оговоренный в первоначальном контракте штраф.

Серьезные проблемы возникли при переходе к исламской системе в связи с финансированием государственных расходов за счет внутреннего долга, так как выпуск процентных облигаций стал невозможен, В Иране, например, даже после перехода к беспроцентной банковской системе финансирование госдолга по-прежнему продолжалось за счет кредитов, которые центральный банк предоставлял национализированным коммерческим банкам на основе фиксированной ставки процента. Коммерческие банки, в свою очередь, на льготных условиях предоставляли займы предприятиям госсектора.

Положение изменилось после того, как администрация президента Хатами приступила к эко-номическим реформам. В 1995 году иранское государство начало выпуск специальных исламских облигаций, основанных на принципе PLS: в ходе планируемой приватизации облигации будут обращены в акции бывших государственных предприятий. Мобилизованные в результате займа средства будут использованы для их реформирования и модернизации, а доходность облигаций будет определяться прибылями компаний, включенных в фонд, служащий для обеспечения госзайма. При выпуске облигаций бьш использован опыт Малайзии, где подобные ценные бумаги появились еще раньше.

Привлекательная идея

Несмотря на то что в теории наиболее желательным видом операций для исламских банков является долевое финансирование проектов, в реальности большая часть портфеля активов приходится на краткосрочное финансирование торговых сделок, при котором банк получает прибыль за счет наценки за обслуживание (мурабаха). Концентрация на краткосрочных активах нежелательна не только потому, что не создает достаточных стимулов долгосрочного экономического развития, но и потому, что подозрительна с религиозной точки зрения: операция мурабаха во многом напоминает процентную ссуду

По мнению экспертов, причина кроется в недостаточном развитии вторичного финансового рынка. Активный рост в последние годы исламского рынка акций, бурное развитие исламских инвестиционных фондов и появление новых финансовых инструментов создают предпосылки для перемен.

Сейчас исламские банки предлагают краткосрочные инструменты с доходностью пять-шесть процентов. В перспективе же осуществить „квантовый скачок", перейдя к средне- и долгосрочным продуктам с доходностью в пятнадцать, двадцать и даже тридцать процентов в сфере проектного финансирования и рискового капитала.

По мнению многих специалистов, из опыта исламских банков западная финансовая система может извлечь для себя важный урок: эгоистические интересы банковского сообщества не должны становиться удавкой на горле реального сектора, а решения о финансировании проектов должны приниматься не на основе предвкушения призрачной спекулятивной сверхприбыли, а на основании ответственной оценки перспектив его прибыльности. Авторитетный орган западных деловых кругов журнал Economist писал по поводу исламской финансовой операции мушарака (участие банка в прибылях и убытках предприятия): "Некоторые люди на Западе находят эту идею привлекательной. Она дает тому, кто предоставляет деньги, сильный стимул удостовериться, что при помощи своих денег он создает действительно нечто ощутимое. Как жаль, что западные банки не имели такого стимула, когда принимали многие из своих решений об инвестициях на протяжении 70-х и 80-х годов. Мушарака также подчеркивает разделение ответственности между всеми пользователями денег.

Коммерческие нормы шариата не придуманы богословами. Они лишь кодифицировали те из существовавших в докоранические времена деловых процедур, которые были признаны морально приемлемыми. Правда, в наше время далеко не все финансовые структуры Ближнего Востока оперируют с оглядкой на шариат. Королевские семьи Саудовской Аравии и Кувейта размещают свои капиталы на западных финансовых рынках, крупнейшие арабские финансово-промышленные группы используют западные методы бизнеса. Финансовые учреждения западного типа появились в исламских странах е конце прошлого века - в основном как отделения крупных банков европейских метрополий. Однако их деятельность ограничивалась в основном экспортно-импортными операциями иностранных компаний. Местное торговое сообщество из националистических и религиозных соображений избегало услуг западных банков. Процессы модернизации в экономике заставили бизнесменов-мусульман открывать текущие счета в банках для проведения расчетов, однако многие из них по-прежнему отказывались делать процентные депозиты и брать кредиты. Поэтому с конца 40-х годов ряд исламских экономистов начинает теоретическую разработку финансовой модели "исламского капитализма", исключающей ссудный процент.

Конкретная история исламского банковского дела берет начало в 60-е годы. Первый исламский сберегательный банк был основан в 1963 году в Египте, но просуществовал он недолго.

В 70-е годы развернулась практическая работа по созданию исламских финансовых институтов. В 1974 году Организация исламских государств приняла решение о создании межгосударственного Исламского банка развития, для того чтобы финансировать экономические и социальные программы на основе принципов шариата. В 1975 году был создан коммерческий Dubai Islamic Bank. Среди центральных фигур, которые стояли у истоков становления исламских банков, следует назвать члена королевской семьи Саудовской Аравии принца Мохамеда аль-Фейса-ла, ныне главу группы Faisal Finance/DarAI Mal, а также шейха Салеха Камеля, основателя группы Albaraca. В 1977 году два банка группы Faisal открылись в Египте и Судане. В 1979 году был основан первый в Бахрейне исламский банк.

Психологические предпосылки возникновения исламских банков создал процесс "исламского возрождения", то есть усиление приверженности традиционному исламу среди широких слоев населения Ближнего Востока (его кульминацией была революция имама Хомейни в Иране). Материальные предпосылки для возникновения исламских банков создал нефтяной кризис 1973 года, когда на Ближний Восток в результате резкого повышения цен на нефть хлынул поток нефтедолларов.

Приток средств клиентов из числа религиозных мусульман позволил исламским банкам создать значительные пассивы, однако эмбриональное состояние исламского рынка капиталов не позволяло их полностью задействовать. В 80-е годы главной целью исламских банков было накопление опыта пассивных операций, стандартизация методов финансирования и инвестирования.

В начале 80-х годов начинается активный рост исламского банковского дела в Юго-Восточной Азии. Еще в 1963 году в Малайзии был основан благотворительный фонд, который привлекал сбережения мусульман, собиравшихся совершить паломничество в Мекку. Впоследствии на его основе возник один из крупнейших в мире исламских инвестиционных фондов Tabung Haji. Бурный рост исламского банковского сектора в Малайзии начался после 1983 года в рамках политики властей по повышению уровня жизни мусульманского большинства. Кроме сугубо экономических эта политика имела и внутриполитические причины - хотя мусульмане составляют 75 процентов населения Малайзии, большую часть капиталов частного сектора контролируют этнические китайцы.

Последнее десятилетие стало для исламских банков временем быстрого развития и инноваций в области пассивных операций. Клиентская база по-прежнему растет, но нынешние вкладчики хотят, чтобы их вложения были не только правильными с точки зрения религии, но и приносили доход. Идет активное создание исламских инвестиционных банков и фондов нового типа, занимающихся управлением активами, пакетами акций, вложениями в недвижимость. Исламские инвестиционные банки действуют на рынке лизинговых операций и рискового капитала. Тем более что ближневосточным банкам приходится бороться за клиентов с гигантскими западными конкурентами, которые активно открывают исламские подразделения.

 
WRADMINДата: Среда, 10.06.2009, 03:37 | Сообщение # 21
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 2
Статус: Offline
Исламский взгляд на финансовый кризис

Конец 2007 года ознаменовался ипотечным кризисом на американском рынке недвижимости и кризисом кредитования в банковской системе США. Эти, казалось бы, далекие от наших реалий события рикошетом ударили по финансовым системам многих стран Европы и Азии, отразились на состоянии рынка акций в России. Но начало 2008 года привело к еще большим проблемам в мировой финансовой системе: в январе произошел «неожиданный» обвал на фондовых рынках Европы, Китая и ряда других азиатских стран, а также и России. Но в России котировки акций упали быстрее и значительнее, чем на всех других основных площадках… Как такое могло случиться в столь богатых и развитых странах? Неужели кажущиеся благополучие и богатство этих стран столь зыбки и ненадежны? Может ли Ислам предложить миру собственное решение финансовых проблем?
С чего начался снежный ком
Американский ипотечный рынок выглядит следующим образом. Обычно операции на рынке осуществляются в два этапа. На первом этапе, называемом первичным рынком, происходит предоставление кредитов под залог недвижимости. Поскольку банки предоставляют кредиты на длительный срок и под относительно невысокий процент, у них снижается объем доступных денежных ресурсов, которые необходимы для осуществления повседневной деятельности. Вопрос, как в кратчайшие сроки вернуть себе отданные на длительный срок деньги, называется проблемой рефинансирования выданных кредитов. Для решения этой проблемы возникает вторичный рынок ипотечного кредитования. Основные способы рефинансирования кредитов сводятся либо к полной уступке прав по выданному банком ипотечному кредиту специализированной организации (получается два уровня: банк - специализированная организация), либо к выпуску ценных бумаг самим банком, выдавшим кредит. При этом требования по выданному кредиту банк оставляет на своем балансе (один уровень - банк).
Когда права требования по кредитам (закладные) уступаются специализированной организации, она объединяет однообразные закладные в пулы и уже под залог пулов выпускает собственные ценные бумаги.

Последствия

Наличие больших финансовых ресурсов в американской экономике позволяло выдавать все новые и новые ипотечные кредиты, которые в итоге начали оборачиваться невозвратами вначале со стороны заемщиков-граждан ипотечным банкам, а затем банков держателям закладных. В итоге - более
100 банков объявили себя банкротами. Кризис произвел «эффект домино» на американскую экономику и фондовую биржу, что, в свою очередь, не замедлило отразиться почти на всех мировых фондовых биржах. Только за период с октября 2007 года мировые банки списали более 80 млрд. долларов в качестве потерь кредитного рынка, поскольку дефолт по высокорискованным ипотечным кредитам вызвал кредитный кризис, угрожающий спадом американской экономики.

Причины

Одна из причин кризиса - неправильная политика центральных банков развитых государств, поощрявших появление «мыльных пузырей» на ипотечном рынке недвижимости. Учитывая невысокую стоимость заемных средств, люди стали в массовом порядке скупать недвижимость в надежде рефинансировать ипотеку и получить прибыль. При использовании различных моделей исламской ипотеки создать такой пузырь сложнее. Если банки будут последовательно соблюдать принципы шариата, то им удастся избежать многих проблем, с которыми сталкиваются коммерческие банки. Однако очевидно, что кризис носит структурный, всеобъемлющий характер и не связан с какой-то только одной определенной проблемой в финансовой системе США или Европы. Напротив, поскольку абсолютно вся система основана на принципах ростовщичества, безудержного взимания процентов с бесконечной перепродажей ценных бумаг и кредитов и полностью оторвана от материального обеспечения бумажных и электронных (виртуальных) денег, глобальный кризис в экономике не мог не произойти.

Где нарушен шариат?

Заметим, что данная финансовая система полностью противоположна той, которая предписана Кораном и Сунной. Так, в частности, кризис в системе кредитования связан с многократной перепродажей кредитов, причем участники процесса совершенно не склонны доверять друг другу. Таким образом, если только хотя бы один заемщик не будет в состоянии вернуть кредит, пострадает вся цепочка кредиторов, которых может насчитываться до шести и более. Между тем, ни у кого из них нет никаких общих интересов, кроме как «сделать деньги» на деньгах, которые никогда тебе и не принадлежали. В Исламе же, помимо абсолютного запрета на использование инструментов ростовщичества, обязательным элементом стабильности финансовой системы является договор между кредитором и заемщиком, регламентирующий процесс использования кредита и устанавливающий ответственность обеих сторон в случае негативного исхода дела. Сама суть исламской финансовой системы направлена на то, что нельзя использовать финансовые механизмы лишь для вложения их в новые денежные обороты. Если в нашем обществе господствует лозунг «деньги должны делать деньги», то в исламских принципах все устроено для процветания торговли или любой другой реальной сферы производства. Смысл законов шариата в этом вопросе направлен на то, что деньги должны быть вложены в товар или оборудование для производства товара. Поэтому в средневековом исламском обществе банки и финансовые инструменты не процветали, зато масштабность торговых рынков и связей поражали воображение самого придирчивого наблюдателя. Теоретически и сегодня исламское общество должно быть несравненно более свободно и самостоятельно в своей финансовой политике вне зависимости от западных рынков ценных бумаг. Однако этого не происходит. Все американское общество живет в кредит, совокупный размер которого уже превысил все мыслимые рамки.Особенность же ростовщической системы в том, что долг растет постоянно, поскольку ежеминутно, ежесекундно на него набегают все новые и новые проценты, и, чем больше этот долг, тем масштабнее в нем доля ростовщического процента. Разумеется, обрушение фондовых рынков мира в этих условиях - вполне ожидаемый процесс, поскольку на них действуют типичные формы спекуляций бумагами (точнее, цифрами в компьютерах).

Исламские банки противостоят кризису

В отличие от традиционных банков, исламские банки не затронул американский кризис ипотечного кредитования, всколыхнувший мировые рынки. «У исламского банка был фантастический год, тенденции исламского банкинга очень обнадеживают», - заявляют мусульманские финансисты. Ни один из малазийских исламских банков не был затронут понижениями цен в результате всемирного кредитного кризиса, сообщил заместитель министра финансов Малайзии во время трехдневного саммита. Islamic Bank of Britain также не пострадал во время кризиса, наоборот, по словам Султан Чоудхури, коммерческого директора банка, несмотря на небольшой размер, банк оказался в отличном финансовом состоянии в разгар кризиса ликвидности по той простой причине, что не имел на своем балансе никаких рискованных активов. При этом объем депозитов вырос на 61% - до 270 млн. долларов. А активы банка увеличились на 51% - до 32 млн. долларов. Обвал в отрасли ипотечного кредитования не пугает исламские финансовые компании, предлагающие мусульманам альтернативные варианты займов. Их клиентов-мусульман интересует, в первую очередь, не содержат ли договоры займа пунктов о начислении ростовщических процентов, а также то, как ведут вебя кредиторы, если клиент перестает делать взносы. В ответ те объясняют, что шариат запрещает наживаться на финансовых трудностях клиентов. Поэтому, если клиент не может вовремя сделать очередной взнос, его фирма для покрытия своих затрат взимает беспроцентный дополнительный административный сбор, что отличает ее от обычных заимодавцев, начисляющих пеню. Другим альтернативным предложением, отличающим исламские финансовые компании, является следующая процедура: компания покупает дом, затем продает его покупателю, который отдельными платежами заранее оговоренную сумму с учетом ставки процента. При этом ставка по ссуде сопоставима со средней процентной ставкой, взимаемой при традиционной ипотеке. То есть, если не говорить о незначительных дополнительных затратах, связанных с нетипичным характером договора, ежемесячный платеж покупателя практически не отличается от суммы, выплачиваемой при обычном кредитовании.

Рост

Экономисты утверждают, что всемирный кредитный кризис, вызванный кризисом высокорискованного кредитования, привлек еще большее внимание к шариатскому банкингу. «Чувствуется, что в самой структуре исламских финансов - недостаточно свободной системе рычагов, необходимости материальных фондов - заключается то, что обуславливает интерес к исламским финансам»,
- сказал один малазийский эксперт. По его словам, Китай и Южная Корея начали проявлять интерес к финансовым инструментам, отвечающим исламским запретам на инвестиции в такие отрасли, как производство и торговля алкоголем, порнография, азартные игры. «Сукук» (ценные бумаги мусульманских финансовых фондов) стали очень популярным продуктом», - сказал малайзийский эксперт Нор Мохаммад. Управляющий Центральным Банком Бахрейна Рашид Аль-Марадж (Rasheed al-Maraj) уверен, что кризис заставит инвесторов обратиться к исламским ценным бумагам и активам. «Возможно, исламские банки станут для них безопасным выбором», - сказал он, добавив, что в результате финансовых неурядиц благоприятные возможности предоставляют США и Европа. Тем не менее, будущее исламского банкинга нельзя представлять полностью безоблачным. Для того, чтобы внедрить в экономику принципы, заложенные в Коране и Сунне, необходимо усилие самих мусульман, ведь вопрос стоит не только в отказе от риба, вопрос стоит гораздо шире - в следовании всем законам Всевышнего. Приведу по этому поводу такой пример. Один российский дипломат, работавший в Судане (единственная страна в мире, где финансовая система исламизирована), решил вознаградить большой премией своего слугу. В ответ тот не пришел на следующий день на работу и решил не работать и нанять себе слугу, который бы приносил ему чай. Так вот, в Исламе нет неважных вопросов, и пока мы полностью не вернемся в лоно нашей религии, мы не увидим её полноценного возрождения.

 
WRADMINДата: Среда, 10.06.2009, 03:38 | Сообщение # 22
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 2
Статус: Offline
КИЕВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

РЕФЕРАТ на тему:

“Ислам и экономика”

Выполнил: студент ІІ курса специальности 6104 группа 9

Кущ А.П.

Проверил: Терещенко

Киев 1999

ПЛАН

Введение 3

ДОКТРИНА «ИСЛАМСКОЙ ЭКОНОМИКИ» В ИЗЛОЖЕНИИ ТЕОЛОГОВ ВЫСШЕГО СОВЕТА ПО ДЕЛАМ
ИСЛАМА 5

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ОИК 8

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ИДЕОЛОГОВ ЛИГИ ИСЛАМСКОГО МИРА 11

ВЗГЛЯДЫ ШИИТСКИХ ИДЕОЛОГОВ ИРАНА НА ПРОБЛЕМУ СОБСТВЕННОСТИ В КОНТЕКСТЕ
«ИСЛАМСКОЙ ЭКОНОМИКИ» 14

Список использованной литературы 17

Введение

Полтора столетия с начала XIX до второй половины XX века явились важным переломным моментом в эволюции Ислама. Изменения в социально- экономических структурах стран Востока, становление нового класса - национальной буржуазии, развитие национально-освободительного движения, распространение идей марксизма - все это в совокупности не могло не повлечь за собой перемены во взглядах на роль Ислама в обществе, так и в самой исламской мотивации новых религий общественного бытия.

Процесс адаптации религиозно-философских и правовых норм ислама к новым историческим условиям, начавшимся в середине XIX века и продолжающийся и поныне, многие исследователи обозначают термином
“мусульманская реформация”, хотя он принципиально отличен от реформации христианской. Отличие заключается, во-первых, в том, что эти процессы происходили в различные эпохи, в различных конкретно-исторических условиях.
Во-вторых, “мусульманская реформация” выражалась прежде всего в пересмотре
(или попытке пересмотра) религиозных мотиваций различных аспектов светской жизни и лишь в незначительной мере затрагивала собственно богословские вопросы. В-третьих, отсутствие в Исламе института церкви и духовенства, аналогичных христианским, наложило весьма существенный отпечаток на характер реформ в Исламе.

Существенные изменения претерпела мусульманская судебная система, сложившаяся в средневековье, и в определенной мере - сама система мусульманского права: происходило постепенное ограничение юрисдикции шариатских судов; к середине XIX века на территории Османской империи были окончательно разграничены сферы компетенции шариатских и светских судов
(процесс этот начался значительно ранее). Одновременно с этим осуществляется кодификация норм мусульманского права (свод положений ханафисткого права - Манджалла - был составлен в 1869-1876 годах), в ряде стран вводятся уголовные кодексы и другие правовые документы, не предусматриваемые шариатом. Определенные изменения роли Ислама в общественной жизни (хотя и весьма ограниченные) произошли в связи с реформами Мухаммада Али в Египте и политикой танзимата в Османской империи.

Потребности социально-экономического развития ставили мусульманских богословов и правоведов перед необходимостью нового осмысления целого ряда традиционных положений Ислама. Однако этот процесс оказался весьма болезненным и затяжным. Это отразилось, в частности, в полемике по поводу допустимости (или греховности) создания в мусульманских странах банковской системы. Полемика разворачивалась, с одной стороны, вокруг положения о взимании ссудного процента (риба), а с другой - в связи с шариатским запретом на омертвение капитала.

Расширение практики капиталистического предпринимательства в мусульманских странах влекло за собой не только пересмотр шариатских положений (как в случае с риба), но и оживление некоторых традиционных принципов, имевших широкое распространение в период мусульманского средневековья, например мушарака и кирад (принципы торгового сотрудничества). С другой стороны, не редко новые по содержанию явления воспринимались как продолжение и развитие мусульманской традиции: таковы, например, коммерческие объединения, действовавшие в различных частях мусульманского мира на религиозно-общинное основе (торговые дома и финансовые предприятия исмаилитов ходжа и бохра, меманов), воспринимавшиеся как продолжение средневековой традиции создания мусульманских торговых домов, но которые по сути свей имели уже капиталистический или полукапиталистичекий характер.

Важнейшую роль сыграли изменения, происходившие в сфере общественного сознания. Это касается прежде всего процесса становления национального самосознания и возникновения буржуазного национализма. В русле этого процесса получилось новое осмысленное традиционное положение Ислама о единстве всех мусульман. Джамал ал-дин ал-Афгани формулирует идею солидарности мусульман, вылившуюся затем в концепцию панисламизма и получившую широкое распространение по всему мусульманскому миру.

Освобождение мусульманских народов от колониальной зависимости, создание мировой системы социализма, углубление кризисных явлений в капиталистическом мире поставили принципиально новые проблемы перед представителями мусульманской общественной мысли. Это отразилось прежде всего в широко развернувшейся борьбе вокруг проблемы выбора пути развития освободившимися странами, в ходе которой появляются многочисленные концепции так называемого “третьего пути”, отличного как от капиталистического, так и от социалистического. Апеллируя к традиционным ценностям Ислама, мусульманские общественные деятели (как религиозные, так и светские) выдвигают тезис об исламском пути развития как о единственно приемлемом для стран распространения Ислама. На его основе создаются концепции “исламского государства”, “исламского правления”, исламской экономики”, “исламского социализма” и т.д., нередко существенно отличающиеся друг от друга в трактовках тех или иных вопросов, но имеющие общую социальную природу - буржуазную либо мелкобуржуазную.

ДОКТРИНА «ИСЛАМСКОЙ ЭКОНОМИКИ» В ИЗЛОЖЕНИИ ТЕОЛОГОВ ВЫСШЕГО СОВЕТА ПО ДЕЛАМ

ИСЛАМА

Среди тех, кто в настоящее время активно разрабатывает учение
«исламской экономики», находятся богословы Высшего совета по делам ислама.
Эта организация была учреждена в 1962 г. как координационный теологический центр, направляющий деятельность мусульманских университетов, а также ряда миссионерско-пропагандистских объединений. Высший совет по делам ислама активно сотрудничает с теологами известного египетского исламского университета аль-Азхар, с министерством вакфов Египта и другими мусульманскими организациями и центрами. Совет включает в себя представителей мусульман почти 70 стран мира.

В 1981 г., например, в Высший совет по делам ислама вошли представители мусульманских общин Сенегала. Греции, США, Бирмы, Филиппин,
Малайзии, Судана, Шри Ланки и ФРГ. Штаб-квартира Совета находится в Каире.
При нем действуют постоянные и специальные комитеты. Среди них особо важное значение имеют три: Комитет Корана и сунны, который ведает изданием публикаций по исламу, комментариев к Корану; Комитет мусульманского права — разрабатывает правовые вопросы на основе шариата, устраивает встречи теологов-законоведов для решения отдельных юридических проблем; Комитет возрождения мусульманской мысли — занимается сбором материалов и изданием книг по исламской культуре, экономике, праву и средневековой медицине.
Главным источником финансирования деятельности Высшего совета по делам ислама и его комитетов являются доходы с вакфных земель и пожертвования верующих мечетям. Совет регулярно созывает международные конференции с участием видных мусульманских деятелей. На конференциях обсуждаются не только религиозные, но и отдельные международные проблемы, касающиеся войны и мира, разоружения, нового международного экономического порядка и т. п.
Основным органом Совета является ежемесячный журнал «Минбар аль-ислам»
(«Трибуна ислама»), который редактирует египетский теолог Фуад Хайба.

Главные вопросы, которые затрагиваются богословами этой организации в ходе разработки теории «исламской экономики», касаются собственности, роли и задач исламских банков, ростовщичества и ссудного процента (риба), а также путей преодоления экономической отсталости «мусульманского» мира и решения проблем бедности основной массы его населения.

Истоки самой теории возводятся ко временам пророка Мухаммеда. Идейным фундаментом «исламской экономики» объявляются отдельные установления
Корана, а сама она зачастую рекламируется в качестве предшественницы современных экономических систем. Именно с таких позиций, например, пропагандирует принципы «исламской экономики» известный теолог шейх
Мухаммад Фатер.

Выступая против «насильственного ограничения» любых форм собственности, идеологи Высшего совета вместе с тем оговаривают необходимость пресечения злоупотреблений имущественным правом. И хотя эти права «от Аллаха», подчеркивают они, законность владения обусловлена тем, что собственник неукоснителен в выполнении предписаний Корана, и прежде всего — выплаты налога в пользу бедных (закят), а также вследствие запрещения ссудного процента (риба) и проч. Соблюдение таких установлений исключает, по их утверждению, использование собственности в целях эксплуатации. Как утверждает шейх Мухаммад Фатер, выполнение предписания относительно закята и риба способно отвратить «мусульманское общество» от основных пороков и зол, в том числе от «жадности, бедности, воровства, аморальности», от «классовой борьбы и вражды между имущими и неимущими».

Все идеологи Высшего совета по делам ислама в своих выступлениях призывают к милосердию и помощи бедствующим братьям по вере. Богоугодность милостыни обосновывают ссылкой на Коран: «Те, кто расходуют свои имущества на пути Аллаха, подобны зерну, которое вырастило семь колосьев, в каждом колосе — сто зерен; Аллах удваивает, кому пожелает. Поистине, Аллах объемлющ, знающ» (2:261). Взывая к расширению религиозной благотворительности, богословы Высшего совета по делам ислама цитируют, в частности, кораническое изречение: «Воистину, те, кто уверовали и творят благое, и выстаивали молитву, и давали очищение — их награда перед господом и да не будет опасности над ними и не будут они печальны» (2:277).

Закария аль-Барри утверждает, что между «западным капитализмом» и мусульманским предпринимательством существуют принципиальные отличия.
Первый «греховен», так как основывается на стремлении к наживе.
Мусульманское же предпринимательство «очищено» от греховности, поскольку вдохновляется верой: Ислам, говорится далее, разрешает обогащение и накопление собственности при строго определенных ограничениях. А они таковы, что не препятствуют «законной», т. е. согласующейся с религиозным благочестием, предпринимательской инициативе.

Ряд богословов Высшего совета, в том числе Абд эль-Азиз Хиджази, считают, что отмена ссудного процента предполагает приближение к идеалу бесклассового общества, с уравнением материального положения всех членов исламской общины. «При правильном применении исламских принципов экономики,
— пишет он, — мы можем достичь наивысшего жизненного уровня, например, как при жизни Мухаммеда, когда было изобилие всего и не существовало бедных».
Запрет риба при его строгом проведении в жизнь изображается богословами как гарантия равенства возможностей для всех членов уммы (мусульманской общины). Деятельность исламских банков рекламируется в качестве предпосылки и условия всеобщего «мирного» обогащения, в том числе и мусульманских масс.
Ведь тогда, заявляет Закария аль-Барри, и небогатые люди могут делать вклады, пуская их в оборот и превращаясь в зажиточных мусульман, чьи средства служат интересам общества. «Таков ислам — враг нищеты, но не враг богатства. Он враг порабощения, эксплуатации и накопления».

В заключение нашего краткого обзора усилий богословов Высшего совета по делам ислама в деле разработки теории «исламской экономики» и ее отдельных положений следует отметить, что при том не учитывается ни специфика хозяйственного развития отдельных стран, ни конкретное состояние производительных сил и производственных отношений. Сама разработка пронизана духом той идеализации «мусульманской этики», на которой лежит печать не только буржуазно-националистического, но и мелкособственнического осмысления рассматриваемых вопросов.

Экономические теории Высшего совета носят противоречивый характер: с одной стороны, они направлены против модернизации экономики по типу буржуазного Запада, а с другой — служат пропагандистской завесой практическому внедрению капиталистических форм финансирования и хозяйствования.

Призывы к увеличению числа исламских банков, к расширению сферы их влияния, к национализации и «исламизации» частных банков свидетельствуют, что в развивающихся странах существует тенденция к финансово-экономической консолидации, которая объективно направлена на «выравнивание» положения стран этого региона в мировой экономике.
В то же время идеологов Высшего совета по делам ислама не может не беспокоить то обстоятельство, что при существующем в большинстве государств традиционного распространения ислама низком уровне развития, при их отставании от достижений научно-технического прогресса перспектива перемен в короткие исторические сроки весьма проблематична. И за обсуждаемыми мусульманскими религиозными деятелями вопросами экономики встают проблемы более широкие и исключительно важные по своему политическому значению, касающиеся участи исламской религии, мусульманского духовно-богословского сословия и той роли, которую оно намерено играть в современном мире.

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ОИК

Последние годы в научной литературе и публицистике,, все чаще появляются работы, авторы которых обращаются к воззрениям современных мусульманских идеологов на проблемы хозяйственного развития стран традиционного распространения ислама. Социальная сущность этих воззрений подробно изложена в ряде исследований советских исламоведов. Некоторые из них посвящены анализу попыток реализации проектов в сфере экономики тех или иных стран, районов и регионов. Однако до сих пор явно недостаточно изучен вопрос о том, как повлияло на теорию и практику финансово-экономической активности стран традиционного распространения ислама налаживание их межгосударственного сотрудничества под эгидой Организации исламской конференции (ОИК).

Организация исламской конференции (Муназзама аль-мутамар аль-ислами) была создана на основании решения конференции глав государств и правительств мусульманских стран в Рабате (1969 г.) и объединяет в настоящее время 44 афроазиатских государства, а также ООП. ОИК официально провозгласила своей целью «развитие разносторонних связей между мусульманскими государствами», «упрочение исламской солидарности», борьбу против колониализма, за установление нового международного экономического порядка и т. д. Важной сферой ее деятельности является координация хозяйственного развития отдельных стран—членов ОИК и их финансово- экономического сотрудничества. В рамках организации действует целый ряд учреждений, в задачу которых входит решение этих вопросов. Среди них главная роль принадлежит Исламскому банку развития (ИБР), действующему с
1975 г.
Помимо ИБР в рамках Организации исламской конференции действуют и другие экономические организации: Исламская торгово-промышленная палата (создана в
1978 г. в Карачи), Центр по статистическим, экономическим и социальным исследованиям (Анкара, 1978 г.). Институт взаимного страхования (Хартум,
1978 г.). Исламский центр по профессионально-техническому обучению и исследованиям (Дакка, 1977 г.), Комитет исламской солидарности с мусульманскими африканскими странами зоны Сахеля (1981 г.). Исламская ассоциация, судовладельцев (Джидда, 1981 г.), Исламский фонд развития (1981 г.). Исламский центр развития торговли (Танжер, 1981 г.) и др.

Вся эта деятельность рекламируется лидерами ОИК в качестве строительства «исламской экономической системы», а также «нового исламского экономического порядка». Религиозно-теологическая аргументация деятельности
ОИК в сфере экономического сотрудничества базируется преимущественно на модернизированном толковании положений Корана применительно к социально- экономической проблематике, а также на принципах, применявшихся в торговой и кредитно-финансовой практике мусульманского средневековья.

Принципы коммерческого сотрудничества, практиковавшиеся мусульманами в средневековье, санкционированы шариатом и детально разработаны в трудах по фикху. Термины «акд», «мушарака», «кирад» и другие неоднократно встречаются в Коране и хадисах. Вместе с тем корни их следует искать в доисламской истории Ближнего Востока. Так, практика кирад была широко известна в доисламской Аравии, применяясь в караванной торговле.

В VIII—Х вв. в мусульманском мире широкое распространение получили платежные средства типа векселей, кредитных писем и т. п. Так, имам Бухари, автор наиболее известного собрания хадисов, живший в IX в., сообщает о распространении долговых писем (сакк), имевших широкое хождение в халифате.
Сакк представлял собой платежное распоряжение, выдаваемое владельцем состояния на имя доверенного лица. Существовала специальная категория людей, занимавшихся кредитными операциями, причем подобная деятельность наиболее крупных «банкиров» распространялась на самые отдаленные уголки мусульманского мира. Путешественник XIV в. Ибн Баттута рассказывает, например, о встреченных им представителях одного «финансового дома» в Китае и в Западной Африке.

Опираясь на наследие своих предшественников и на выработанные в ряде освободившихся стран теории «исламской экономики», идеологи ОИК сосредоточили основные усилия на своеобразном «наведении мостов» между современными и средневековыми формами предпринимательства. В итоге на банковскую деятельность и торговый бизнес стало распространяться действие традиционно-исламских принципов — мушарака и его разновидностей (мудараба, мурабаха, муфавада, кирад и т. д.). Согласно принципу «соучастия», доля каждого партнера в прибылях предприятия определяется специальным договором
(акд), а не удельным весом принадлежащего ему капитала. Убытки предприятия в случае, если оно терпит крах, также делятся между партнерами на основании предварительной договоренности. Не обязательно все партнеры должны вкладывать капитал: допускается «договорное соучастие» капитала и инициативы и т. п. Разновидности мушарака нашли широкое применение, частности, в деятельности исламских банков. Так, под финансирование проектов развития и в операции с ценными бумагами подводится принцип мудараба (участие в прибылях). В итоге исламский банк предоставляет формально беспроцентный кредит для осуществления какого-либо проекта при условии получения фиксированной доли прибыли после его реализации. Исходя из этого же принципа, банк может осуществить вложения на рынке ценных бумаг. Таким образом, он становится участником «договора товарищества», не, нарушая запрет на риба. Принцип мурабаха (букв. «перепродажа») применяется при финансировании внешней торговли. По просьбе импортера банк открывает аккредитив на зарубежного поставщика, а когда получается сообщение об отгрузке товара, он «снова продается» импортеру. При этом точно определяется прибыль, вычисляемая в зависимости от стоимости импортируемых товаров. Отличие мурабаха от обычных банковских операций сводится лишь к тому, что доход банка в данном случае выступает как торговая прибыль, а не как процент за предоставление кредита. Таким образом, с помощью принципов мурабаха и мудараба проводится исламское обоснование тех кредитно- финансовых операций, которые в их традиционно-кораническом истолковании.
«греховны» и незаконны.

Авторы концепций «экономического сотрудничества мусульманских государств» подчеркивают, что деятельность финансовых институтов ОИК отнюдь не является самоцелью, а преследует задачи максимально полного использования хозяйственных ресурсов стран—членов ОИК для «наращивания их экономической мощи и уменьшения зависимости от развитых стран». В этой связи лидеры ОИК отмечают, что на страны—члены организации приходятся громадные запасы природных ресурсов, прежде всего энергетических
(страны—члены ОИК дают 48 % нефти, добываемой в капиталистическом мире); значительные людские ресурсы (общая численность трудоспособного населения в этом регионе превышает 360 млн. человек); огромные финансовые средства
(нефтяные доходы «мусульманских» стран — экспортеров нефти в начале 80-х годов превысили 300 млрд. долл.).

Отрицательно сказываются на «объединительных начинаниях мусульманских государств» и разногласия, обусловленные крайней неоднородностью их социально-политических структур и политической ориентацией правящих режимов. Кроме того у большинства стран—членов ОИК весьма ограниченные возможности внутренних рынков, ощущается нехватка квалифицированных кадров и современной технологии. Положение усугубляется неразработанностью общей стратегии развития и острыми разногласиями по этому вопросу между государствами—членами ОИК. И хотя руководство последней выступает за некий особый путь развития и далее — автономизацию «исламского мира» от капиталистической системы, в большей или меньшей степени страны этого мира включены в систему мирового капиталистического хозяйства и соответственно участвуют в мировом разделении труда. К тому же лидирующая группировка, представляющая интересы «нефтяного капитала» аравийских монархий, фактически ориентируется не на отрыв от капиталистической системы, а на более тесное включение в нее в качестве более равноправного звена. Правда, это отнюдь не исключает серьезных антиимпериалистических потенций в рамках
ОИК, которые в определенных условиях могут реализоваться в различных сферах, в том числе и в области международных экономических отношений.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ИДЕОЛОГОВ ЛИГИ ИСЛАМСКОГО МИРА

К числу объединений, чьи религиозно-идейные установки, в том числе по хозяйственной проблематике, оказывают значительное воздействие на современных мусульманских теоретиков, относится Лига исламского мира.
Основанная в Мекке в 1962 г., она является в настоящее время одной из самых влиятельных и многочисленных международных мусульманских организаций.
Руководство Лиги в основном следует в фарватере политического курса
Саудовской Аравии, занимая правый фланг во всемирном движении «исламской солидарности». Однако подобная позиция временами подвергается критике со стороны радикально настроенных членов этого объединения — в большинстве случаев мусульманских богословов, а также религиозных деятелей из афро- азиатских стран социалистической ориентации.

Теории «исламской экономики». «Экономическая деятельность может быть эффективной только в том случае, если развивается согласно принципам ислама. Такая деятельность будет удовлетворять интересам общества и индивида» — пишет саудовский теолог Сайд Атар Хусейн. В выступлениях других лидеров Лиги исламского мира особый акцент делается также на том, что, говоря словами египетского богослова Мухаммада Абд ар-Рауфа, «исламская экономическая доктрина имеет давнюю историю, насчитывающую более 1400 лет.
Она успешно претворялась в жизнь во времена Мухаммеда и праведных халифов и способствовала расцвету мусульманского общества». Однако в силу ряда причин
(«политических сдвигов, способствовавших концентрации власти в руках отдельных семей; монгольского нашествия и походов крестоносцев; роста аскетических тенденций, поддержанных и развитых суфийскими орденами; экспансии европейских держав») эта доктрина была «предана забвению», вследствие чего хозяйство «мусульманских стран» пришло в упадок. После завоевания политической независимости эти страны «стали испытывать на себе давление со стороны двух экономических систем — капиталистической и социалистической». Но каждая из них «показала неспособность решить хозяйственные проблемы» Востока. А потому «способ спастись от надвигающейся экономической катастрофы, — возвещает видный религиозный деятель и богослов
Абд ар-Рауф, — заключается в том, чтобы возродить доктрину „исламской экономики"», которая «в корне отличается как от капиталистической, так и социалистической системы хозяйствования».

Главное отличие подобной экономики богословы видят прежде всего в том, что она основана на «сверхъестественном», «божественном» источнике — на вере в Аллаха, «наградившего человека способностью различать добро и зло и нести ответственность за свои действия», а также «на вечных ценностях». охраняющих права человека и постоянно напоминающих ему о долге перед
Аллахом, перед самим собой и обществом».

Новый исламский международный экономический порядок (НИМЭП).
Не будучи в состоянии не откликнуться на борьбу развивающихся стран за ликвидацию наследия колониализма, на требование перестройки международных хозяйственных связей на основе более равноправных и взаимовыгодных отношений с развитыми капиталистическими государствами, идеологи Лиги с конца 70-х годов приступили к созданию доктрины «нового исламского международного экономического порядка», при котором, по их утверждению,
«будут учитываться как материальные, так и духовные интересы людей» . В основе такого учета «будут лежать фундаментальные принципы ислама»,
«контролирующие и ограничивающие эгоистичные устремления одних людей» и «не ущемляющие желания и цели других». Стремясь придать доктрине НИМЭП
«универсальный», «всемирный» характер, теоретики Лиги снова обращаются к телеологической концепции мира, согласно которой «человечество имеет единое божественное происхождение» и в своих действиях должно руководствоваться
«определенными истинами в форме нескольких религиозных доктрин»: «о единобожии, божественных откровениях, переданных через пророков, последним из которых был пророк Мухаммед».

С разработкой и реализацией доктрины НИМЭП идеологи Лиги связывают также разрешение проблемы голода, остро стоящей во многих странах Азии и
Африки. Подчеркивается, что «для удовлетворения потребности развивающихся стран в продовольствии необходимо составить точное представление о площади пахотных земель, запасах водных ресурсов и на основании этих данных выработать план производства сельскохозяйственной продукции».
Предполагается особое внимание уделить аграрным проблемам Судана, Турции,
Пакистана, Бангладеш и др. Успешная реализация в этих государствах планов подъема сельского хозяйства, по мнению пакистанского идеолога доктора
Викара Хамдани, возможна лишь в том случае, если «финансирование этих планов возьмут на себя нефтедобывающие страны, как это сделала, например.
Саудовская Аравия, согласившись оплатить сельскохозяйственные проекты
Судана». В целом же, учитывая стремление развивающихся стран к упрочению политической независимости и экономической самостоятельности, лидеры Лиги, представляющие интересы буржуазно-помещичьих кругов, стараются придать исламской модели международного экономического сотрудничества относительно гибкий характер. Пытаясь обеспечить ей популярность среди народных масс, они провозглашают в качестве субъектов этого порядка «людей всего мира», создавая видимость общечеловеческого и бесклассового характера НИМЭП.
«Универсальная модель экономического развития, основанная на божественном откровении», «на великих принципах ислама», по словам саудовского идеолога
Мааруфа ад-Давалиби, «будет отвечать интересам всех народов», живущих как в
«отсталых аграрных», так и в «развитых промышленных странах». Она поможет
«уничтожить барьеры, существующие между нациями, сделает справедливыми торговые отношения», — считает еги петский профессор Фарид Вагди.
«Отличительной чертой НИМЭП, — утверждает иорданский идеолог Ахмад Сакр, — будет деятельность беспроцентных исламских банков, основанных на запрете риба».

Как полагает Викар Хамдани, «Международный валютный фонд должен предоставлять развивающимся странам долгосрочные кредиты вместо практикуемых ныне краткосрочных». А для ликвидации неравноправного положения этих государств при осуществлении международных кредитно-торговых операций он предлагает создать Исламский коммерческий банк. Необходимость его учреждения объясняется тем, что «коммерческие банки развитых стран, через содействие которых осуществляется как экспорт сырья и полуфабрикатов из мусульманских стран в развитые, так и импорт из последних машин и готовой продукции, получают значительную банковскую прибыль и, кроме того, предоставляют нуждающимся мусульманским странам займы по крайне высокой процентной ставке».

Несмотря на некоторые расхождения в трактовке риба, все идеологи Лиги сходятся на том, что в основе деятельности исламских банков лежат три принципа: мушарака, мудараба и мурабаха».

По мнению руководителей Лиги, опыт деятельности Исламского банка развития. Исламской торгово-промышленной палаты, Фонда исламской солидарности и т.п. дает основания надеяться, что удастся укрепить хозяйственные связи между мусульманскими странами, обеспечить их социальное развитие и создать экономическую базу для построения «исламского государства» и «общества всеобщего благоденствия».

С установлением НИМЭП связывается проект создания «мусульманского общего рынка». По предложению Лиги он был рассмотрен на девятой конференции министров иностранных дел мусульманских стран (Дакар, апрель 1978 г.), организованной ОИК. Однако рынок до сих пор не создан и вопрос о нем не сходит с повестки дня Лиги (рассматривался, в частности, 17—19 июня 1981 г. и на 23-й сессии Учредительного Совета в октябре 1981 г.). Осуществлению проекта в решающей степени препятствуют многочисленные разногласия между странами разной политической ориентации.

В целом исламская мотивация, даваемая богословами Лиги борьбе за новый исламский международный экономический порядок, отвечает интересам правящих кругов государств с консервативными режимами, стремящимися включиться в
«большой бизнес» мирового капитала на выгодных для себя условиях.
Пропаганда НИМЭП преследует и другую цель — оградить развивающиеся страны от экономического сотрудничества с миром социализма.

ВЗГЛЯДЫ ШИИТСКИХ ИДЕОЛОГОВ ИРАНА НА ПРОБЛЕМУ СОБСТВЕННОСТИ В КОНТЕКСТЕ

«ИСЛАМСКОЙ ЭКОНОМИКИ»

В целом теории «исламской экономики», получившие распространение в современном Иране, пропагандируют идею создания независимой экономической системы, опирающейся на собственно иранские природные и людские ресурсы.
Подчеркивается необходимость установления более тесных хозяйственных связей в первую очередь с «мусульманским миром», а также с другими развивающимися странами. Большинством шиитских идеологов «исламская экономика» Ирана рассматривается как составная часть общемусульманской экономической системы, охватывающей область традиционного распространения ислама, которая, по словам А. Банисадра, простирается «от Индии до Китая и Севера
Африки». На эту систему возлагается задача противостоять экспансии Запада
(под которым понимаются не только капиталистические, но и социалистические государства) и создать необходимые условия для обеспечения устойчивых темпов развития «мусульманского мира».

Рассматривая вопросы организации «исламской экономики» Ирана, шиитские теоретики большое внимание уделяют вопросам собственности, наследования, торговли, налогообложения, распределения и т. п. При этом они исходят из идеалистического положения о преобладающем влиянии на развитие общества религиозно-этического фактора и утверждают, что экономика — это средство
«сближения с Аллахом» и реализации религиозной (шиитской) морали, а ни в коем случае не «инструмент» удовлетворения постоянно растущих потребностей человека. Часто подчеркивается, что стремление к мирским благам, к комфорту, определяемое ими термином «материализм», ведет к духовному упадку и моральной деградации личности и общества.

В наибольшей степени недооценка материального фактора характерна для
Р. Хомейни и его сторонников. Во имя торжества духа они даже выдвигали идею
«блага» изоляционизма для Ирана, утверждая, что это дало бы иранцам возможность наиболее успешно совершенствовать свои моральные устои и развивать творческие способности, руководствуясь шиизмом. Правда, как свидетельствует иранская пресса, руководители ИРИ вскоре отказались от этой идеи и приступили к развитию экономических отношений со странами Запада .

К. Шариатмадари и М. Базарган в отличие от сторонников Р. Хомейни всегда придавали большое значение вопросу развития экономики и ее роли в общем прогрессе страны. Они рассматривали это развитие как основу общественно-политического прогресса Ирана и в своих работах призывали иранцев мобилизоват все силы и способности для подъема национального хозяйства. «Если кто-то, — говорил М. Базарган, цитируя пророка Мухам-меда,
— закончил свой день и не подумал о благосостоянии всего общества и не приложил никаких усилий для этого, тот — не мусульманин». Экономическое развитие Ирана К. Шариатмадари и М. Базарган рассматривали в контексте общемировых хозяйственных связей. Они никогда не выступали сторонниками изоляции страны, считая необходимым установление экономических отношений со всеми государствами, и прежде всего с развитыми капиталистическими державами во главе с Соединенными Штатами Америки.

Иной точки зрения по вопросу о роли экономики придерживались А.
Шариати и М. Талегани. С одной стороны, они считали «базисом» общества не производство, а «свободу». С другой—они подчеркивали важность материального фактора в общем прогрессе человека и общества. По словам А. Шариати, ислам уделяет первостепенное значение экономическим вопросам. Ссылаясь на Коран, он говорил: «У кого нет материальной жизни, у того нет и жизни духовной».
Правда, такая «крамольная», с точки зрения религии, интерпретация Корана встречается не часто в работах этих идеологов. М. Талегани, например, разделявший во многом взгляды своего «дорогого сына» А. Шариати, не выходил за рамки допустимого исламом круга рассуждений о соотношении духа и материи, хотя часто и отмечал прямую зависимость духовного состояния человека от условий его материального бытия. Идеологи этой группы, как и К.
Шариатмадари и М. Базарган, никогда не поддерживали изоляционистских идей сторонников Р. Хомейни. Напротив, они подчеркивали необходимость перенимать опыт эко номического развития других стран, как капиталистических, так и социалистических.

Более рельефно различия между отдельными группами шиитских теоретиков наблюдаются при анализе их взглядов на вопросы собственности. В целом собственность понимается ими как имущество, а не как выражение производственных отношений в обществе. Можно, однако, встретить трактовку термина «мелкийат» («собственность», «владение», «право собственности») как отношение (рабэтэ ва таалог, рабэтэ ва олгэ): а) земли и всего, что на ней находится, к богу и б) земли, с ее природными богатствами, к «рабам бога».
Из этого .делается два традиционных вывода: 1) все социальные процессы на земле «должны» соответствовать «законам бога» и 2) все люди имеют право
«эксплуатировать» природные богатства в силу своих возможностей и пользоваться их благами.

Кроме частной «законной» для хомейнистов является государственная
(доуляти) собственность и собственность общественная (омуми). Допускается существование и кооперативной собственности, которая, однако, рассматривается как якобы новая для Ирана разновидность, поскольку в исламе о ней ничего не говорится. «Законными» по исламу признаются признанные конституцией ИРИ три сектора экономики: частный, государственный и кооперативный.

Согласно конституции в государственный сектор включены основные отрасли современной иранской экономики: тяжелая индустрия, нефтехимия и т. п., финансы, внешняя торговля, энергетика и т. д.

Теории «исламской экономики», име

 
WRADMINДата: Среда, 10.06.2009, 03:39 | Сообщение # 23
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 2
Статус: Offline
Исламские банки: на пути к обществу с высокими нравственными ценностями
Мадина Калимуллина – руководитель Отдела экономических программ Совета муфтиев России

Исламский банкинг – направление в финансах, которое успешно развивается уже в течение пятидесяти лет. Этот "младенец" уже подрос и научился ходить. Пройдет еще немного времени – и он уверенно зашагает вперед.

Чтобы понять, в чем отличие исламского банкинга от традиционного, легче сначала разобраться, а что собственно представляет собой традиционный банкинг.

Банки на протяжении столетий превращают своих хозяев в богатейших людей планеты. Банки ничего не производят для общества, однако какая бы обстановка ни была в государстве и в мире, у банкиров всегда стабильная, гарантированная прибыль. Банки как будто бы хотят помочь человеку в реализации его потребностей и желаний, помочь предпринимателю ускорить воплощение в жизнь его проектов. Однако не всем проектам суждено быть успешными, и ни один человек не защищен от внезапного снижения доходов. Однако банк в такой ситуации отнюдь не пожалеет неудачников. Наоборот, как только над вами заморосит дождь, он тут же потребует назад предоставленный на время финансовый "зонтик".

Банкиров мало интересуют экономические подъемы и спады в стране. Процентная ставка, которую они устанавливают, является гарантией ясного неба у них над головой. Справедливо? Очевидно, нет. А все, что несправедливо, либо ведет к несправедливости, – запрещено для человека его Создателем. Запрещено это было и иудеям, и христианам, и мусульманам. Так же, как запрещено им убийство, воровство, прелюбодеяние, обман.

Главным отличием исламских банков от традиционных является то, что они в своей деятельности руководствуются, помимо законодательных актов, еще и морально-этическим кодексом, основанным на предписаниях своей религии. Предприниматель, берущий кредит в исламском банке, знает, что результат его дела и конечная выручка зависят от общей прибыли проекта, часть которой он отдает по заранее оговоренной доле его кредитору – банку. В то же время он понимает, что в случае неудачи проекта ему не придется закладывать свое имущество, чтобы рассчитаться с банком-кредитором, поскольку банк разделяет не только прибыль в случае успеха, но и несет убытки в случае неудачи предприятия. Таким образом, исламский банк разделяет риски своих клиентов.

Первый исламский банк появился в Египте в 1963 году. А на сегодняшний день исламские банковские институты существуют как в странах Персидского залива, так и в Юго-Восточной Азии, а также в Европе. Из ближайших соседей России исламские банки функционируют в Киргизии. В настоящее время идет подготовка к открытию исламского банка в Казахстане.

Однако, несмотря на название "исламский", подобный банк как финансовый институт не является религиозным институтом. Возможно, правильнее было бы назвать его "банк, не использующий проценты и не финансирующий вредоносные для общества направления" – или "этический банк".

Тем не менее, при всей социальной направленности, для деятельности подобного банка в России существует немало преград. В первую очередь, это некоторые положения законов по регулированию деятельности банков. В частности, в Законе "О банках и банковской деятельности" прописано, что банк предоставляет кредитные средства клиентам на условиях срочности, возвратности и платности. Под "платностью" подразумеваются проценты, начисляемые банком за кредит. Также это касается условия об обязательном страховании вкладов. Однако еще более важным препятствием является низкий уровень интереса, проявляемого самими российскими верующими к подобного рода институтам. И, несмотря на то, что клиентами исламского банка могут быть все, независимо от принадлежности к той или иной религии, именно мусульманам и христианам канонически запрещено использовать принципы ростовщичества, как при предоставлении кредита, так и при его получении.

Однако интерес к исламскому банкингу в России все же появляется и растет. Так, следуя пути Казахстана и Киргизии, Правительство Республики Татарстан в июне этого года подписало Меморандум о сотрудничестве с Исламским банком Развития, который обладает разработанной и испытанной на практике базой по исламским финансам. Одним из направлений сотрудничества предположительно станет создание исламского банка на территории России. Существует интерес к этому вопросу и среди деловых кругов, и среди ученых, и среди молодых исследователей. Немало российских банкиров уже прошли обучение в зарубежных учебных заведениях по направлению "исламские финансы", и, возможно, в скором времени верующие люди России вздохнут с облегчением – ведь в подобных финансовых учреждениях не нарушается запрет Всевышнего на получение процентов по вкладам и выплату их по кредитам.

Возникает справедливый вопрос – насколько вероятно вытеснение подобными институтами банков, работающих на принципе процентных ставок? Европа дает свой ответ на этот вопрос: многие западные банки, почувствовавшее дополнительную возможность получения прибыли, уже открыли исламские "окна", которые уже в течение нескольких лет ведут свою деятельность согласно необходимым нормам. Поэтому, как себя поведет финансовый рынок в дальнейшем, зависит от того, насколько оправданным с точки зрения общественного благосостояния окажется новое этическое направление финансов. Возможно, через несколько десятилетий мировому сообществу удастся нивелировать инфляцию как постоянное явление на рынке, а также создать прочную профилактику возникновения финансовых "пузырей", ведь, по сути, на это указывают исламские экономисты, утверждающие, что деньги не могут являться ценностью, которая может увеличиваться или уменьшаться в стоимости.

 
WRADMINДата: Среда, 10.06.2009, 03:39 | Сообщение # 24
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 2
Статус: Offline
Несколько удивительным и странным звучит для современного общества понятие исламской экономики. Эксперты мировой экономики называют феноменом такое явление, тем не менее в последнее время оно начинает занимать исключительное место в традиционной капиталистической формации. Огромный интерес связан с изучением этого процесса, который неожиданно для многих европейских стран стал играть существенную роль во взаимоотношениях со странами Ближнего Востока.
Экономическая исламская модель, в рамках которой существуют и действуют финансовые институты, схематично может быть сведена к нескольким равноценным в концептуальном отношении положениям. Они в той или иной форме содержатся в Коране и других сакральных текстах ислама.
Учение гласит, что человек - не собственник некоего имеющего рыночную стоимость и общественную ценность ресурса (денежных средств, товаров, недвижимости, новаторской идеи, управленческого опыта и т. д.), а на время своей жизни является поверенным Аллаха по распоряжению этим ресурсом. Этот ресурс не должен оставаться втуне, например, обращаться в сокровище, равно как и направляться на спекулятивные операции. Ресурс, доверенный человеку, - должен рачительно использоваться на благо всего общества, в том числе обеспечивая материальное вознаграждение распорядителю, для создания реальной добавленной стоимости, приращения массы товаров и услуг, а не денежной массы.
Применение ресурсов или обмен ими не считается актом эксплуатации, если при этом не нарушаются экономически оправданные стоимостные пропорции, а также заблаговременно не устанавливается обязательное к безусловной выплате, априори фиксированное вознаграждение за ресурс. В силу этого, во-первых, не допускается обмен разновеликими суммами денег, как это имеет место при кредитной операции. Во-вторых, использование ресурсов, если требуется их объединение, происходит через долевое участие их обладателей в прибылях и убытках делового предприятия. Это в полной мере распространяется и на банки, играющие свою общепринятую роль финансового посредника. Вознаграждение финансиста, следовательно, напрямую и полностью зависит от конечного результата этого предприятия и правильности произведенной оценки его экономической жизнеспособности, перспектив конъюнктуры в данном сегменте рынка, управленческих и предпринимательских способностей партнера-бизнесмена.
Существенно упрощая, допустимо сказать, что главное техническое отличие исламских финансов от господствующей в мире модели может быть сведено к отказу от ссудного процента. Это позволяет исламским экономистам вместо такого инструмента, как "цена денег", подверженного огромному числу субъективных, в том числе сугубо спекулятивных, частных воздействий, ввести значительно более адекватную категорию "эффективности капитала".
Нетрудно заметить, что применительно к сфере финансов это схоже с тем, как функционирует рынок акций. Действительно, equity finance, или мобилизация средств через прямое участие в капитале, - основа основ исламской системы. Между тем в кругах специалистов всего мира все чаще высказывается мнение, что именно за equity finance будущее корпоративных финансов - в противоположность чуждому исламу долговому финансированию, то есть через традиционный банковский кредит. Так что экономическая теория, еще в VII веке сформулировавшая данный постулат, определенно заслуживает внимания.
Теоретическая основа исламской экономики охватывает все сферы хозяйственной деятельности, начиная с частных интересов индивида и заканчивая проблемами государства. Практически исламская экономика применима и реализуема в первую очередь в обществе, где имеется законодательная, политическая, социальная базы, претворяющие в жизнь нормы Шариата. При этом не следует умалять роль отдельных исламских структур, функционирующих во вне мусульманской среде. Ярким примером служат исламские банки, финансовые институты, торговые предприятия, занимающих прочное место в современных рыночных отношениях западных стран. Рассмотрение идеи применения исламских инструментов для управления и организации банковско-финансовой сферы как противовеса западным финансовым учреждениям, связано с общим подъемом ислама, его возрождением в новых исторических условиях.
Исламские банки завоевали устойчивые позиции своих стран. В Пакистане, Иране, Судане и Малайзии исламские банки внедрены на макроэкономическом уровне. Есть они и в немусульманских странах, - Великобритании / даже имеются исламские финансовые университеты/, Дании, Филиппинах, где мусульмане составляют религиозное меньшинство. Примерная оценка суммы фондов, управляемых по исламским законам, составляет 50-100 млрд.долл.
Исламские банки демонстрируют в последнее время исключительно высокие темпы прироста, достигающие , по некоторым оценкам, 15% в год. Ряд английских и американских банков открыли специальные отделения, которые обслуживают свою клиентуру по исламским нормам /среди них "Citibank" и "UBS"/.
Примером создания и работы исламского банка в России служит первый российский исламский коммерческий банк "Бадр Банк" в городе Москве. Несмотря на кризис, поразивший в августе 1998г. российскую банковскую систему, и на трудности, с которыми пришлось столкнуться в связи с неразработанностью исламских принципов финансирования в России, банк выстоял и зарекомендовал себя как достаточно стабильный финансовый институт. По итогам рейтингов, проводившийся рядом российских изданий, "Бадр Банк" назван в числе банков, у которых "отсутствуют признаки проблемности".
Некоторые исламские финансовые учреждения уже выросли в крупные многопрофильные корпорации. Только одна компания - Al-Tawfeek and Al-Amin Companies, входящая в группу Dallah AlBaraka Group, включает в себя 260 структур (в том числе 24 банка), оперирующих в 40 странах и обладающих активами в объеме более 6 млрд.долл. Еще одним примером успешного развития исламского финансового дела является деятельность Dar Al Vaal Islami Group, созданной саудовским принцем Mohammed Al Faisal. Крупнейшие корпорации, такие как Kleinwort Benson, ANZ Investment Bank, также создают структуры, функционирующие на принципах исламской экономики. В целом на сегодняшний день, по данным Mushtak Parker Associates (MPA) Ltd., мировая исламская финансовая индустрия включает в себя 4 исламские банковские холдинговые компании, около 100 исламских коммерческих банков, 16 исламских инвестиционных банков, 34 исламские финансовые и инвестиционные компании, около 30 исламских страховых компаний и перестраховочных обществ, 6 исламских специализированных лизинговых компаний, 8 крупных исламских международных торговых компаний, 10 компаний по доверительному управлению, 4 дисконтных дома, 8 брокерских компаний. Кроме того, около 200 финансовых учреждений во всем мире в той или иной степени используют исламские финансовые инструменты. Неотъемлемым компонентом инфраструктуры исламских финансов также являются многочисленные исламские банковские, страховые и деловые ассоциации и союзы, исламские консалтинговые компании, исламские бухгалтерские организации, аудиторские, юридические и рекрутинговые фирмы.
 
WRADMINДата: Среда, 10.06.2009, 03:40 | Сообщение # 25
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 2
Статус: Offline
Ислам и банки

Если нельзя, но очень хочется, то можно

Коран строго воспрещает взимать ссудный процент — в священной книге мусульман говорится: "Аллах разрешил торговлю и запретил рост". Запрет на процент, "риба", явился сильнейшим тормозом на пути становления кредитной системы современного типа в странах Востока. О том, как работает финансовая система в мусульманских странах, рассказывает эксперт Института изучения Израиля и Ближнего Востока АЛЕКСАНДР ТКАЧЕНКО.

В Саудовской Аравии до 60-х годов в хождении не было даже банкнот, а обмен "товар—деньги—товар" осуществлялся с помощью золотых и серебряных монет. Особенно набожные мусульмане считают использование чеков, кредитов коммерческих банков и ряда других финансовых инструментов делом предосудительным, хотя на банкноты это отношение уже не распространяется. С некоторым подозрением правоверный мусульманин относится и к банковским институтам.
Но хотя теологи продолжают споры о том, что представляет собой "риба", число банков в странах Востока растет. Конечно, не обходится без проблем. В Саудовской Аравии, например, запрещены все виды банковских процентов и платежей, противоречащих исламскому законодательству (правда, плата за услуги, например за банковский кредит, разрешена и имеет фиксированную величину). Большинство банковских депозитов в этой стране открыто в текущих счетах, не приносящих дохода. Те же, которые лежат на сберегательных счетах, приносят фиксированный доход, но не процент. Таким образом, вкладчик совершенно не зависит от колебаний финансового рынка. Однако с точки зрения доходности подобная система не слишком привлекательна, что порой служит причиной "бегства" капиталов в соседние арабские страны, где законы более либеральны.
В последнее десятилетие начали появляться так называемые исламские банки. Учитывая характерные особенности среды, в которой им приходится действовать, они, как правило, не называют себя "банками", предпочитая именоваться, скажем, "финансовыми домами". Таковы, например, Кувейтский и Исламский финансовые дома, Исламский инвестиционный фонд, Исламский трастовый союз и другие. Их отличительной чертой является стремление избежать противоречий с законами шариата. Наиболее яркий пример гибкого подхода исламских банков к разрешению подобных коллизий — использование ими принципа "мушарака", что означает "партнерство". То есть, доля дохода каждого из партнеров определяется не удельным весом принадлежащего ему капитала, а специальным договором — "акдом". На его основе определяется и порядок возмещения убытков. Одна из разновидностей принципа "партнерства" — "мудараба" — используется для финансирования проектов развития и в операциях с ценными бумагами. Суть такого рода сделок в том, что заемщик, которому предоставляется формально беспроцентный кредит, отчисляет банку фиксированную долю получаемого чистого дохода. При осуществлении торговой сделки прибегают к принципу "мурабаха", когда банк получает прибыль в результате перепродажи товаров от имени клиента.
Привлечь клиентов и расширить сферу деятельности исламских банков можно также благодаря созданию специальных фондов, финансирующих "хадж" — поездки верующих к святыням ислама. Кроме того, создаются специальные банковские учреждения для женщин: в странах, где жестко руководствуются нормами шариата, они впервые получили возможность открывать банковские счета.
Несмотря на потрясения, которые испытали исламские банки в результате войны в Персидском заливе, они неуклонно расширяют масштабы операций. В настоящее время в арабских странах порядка 10% всех депозитов сосредоточено в них. Поговаривают, что некоторые из них могут соперничать с крупнейшими западными фининститутами. Так, группа "Аль-Баракас", владеющая инвестиционной компанией с оплаченным капиталом в $1,5 млрд, открыла в Лондоне финансовую компанию для обслуживания мусульманской общины в Великобритании и имеет отделения в Бахрейне и Судане. Исламские банки активно выходят на международные рынки, связывая свою деятельность в основном с обслуживанием быстро растущего местного предпринимательства и с зарубежными мусульманскими общинами, особенно в Европе.
Но поскольку в Европе или США эти организации не держат в качестве ликвидных активов гарантийные обязательства правительств этих государств, они не могут быть зарегистрированы в качестве полноценных комбанков. Кроме того, поддержка значительных денежных резервов, не приносящих дохода, существенно снижает привлекательность этих банков для иностранных клиентов. Исламские фининституты не могут открывать депозиты для мусульманских инвесторов, являющихся, например, резидентами Великобритании, и не могут в полном объеме осуществлять банковские операции, так как это потребует применения банковского процента. Поэтому они сосредоточиваются на обеспечении торговых операций между Европой и Арабским Востоком.
Деловая этика, которой придерживаются исламские банки в соответствии с принципами шариата, основывается на исключительной роли личной порядочности и ответственности каждого из партнеров, что диктуется возводимой Кораном в культ благочестивостью. Этому же способствует относительно низкий уровень рисков, предопределяемый отказом от процентной ставки и ее использования в качестве основного инструмента кредитно-финансовой политики.

 
WRADMINДата: Среда, 10.06.2009, 03:41 | Сообщение # 26
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 2
Статус: Offline
Ислам без процентов
Есть ли в России перспективы для экономики "по шариату"
Имеет ли религия какое-либо влияние на экономические процессы? Исламский мир подает тому пример. В Коране запрещены сделки с использованием ростовщического процента. Однако экономика большинства мусульманских стран далека от идеалов ислама.

Тем не менее по всему миру, в том числе и в России, создаются банки, работающие согласно нормам шариата, а уже существующие финансовые институты исламизируются. Позволяет ли это говорить об особой "исламской экономике"? Каковы ее перспективы? Нужна ли она российским мусульманам?

В редакции "НГР" состоялся круглый стол, посвященный этим проблемам. В нем приняли участие Андрей Журавлев, кандидат экономических наук, независимый эксперт в области исламской экономики; Адалет Джабиев, председатель правления Московского кредитного банка "Бадр-Форте", использующего в своей работе механизмы и инструменты исламского банкинга; Тарас Черниенко, председатель Шиитского координационно-аналитического центра; Ренат Беккин, преподаватель МГИМО, кандидат юридических наук, а также Марк Смирнов, ответственный редактор "НГ-религий".

Смирнов. Тема нашего круглого стола – исламская экономика. Поскольку сам я не экономист, сомодератором нашей дискуссии будет Ренат Беккин.

Беккин. Первый вопрос, который хотелось бы задать участникам круглого стола, – что такое исламская экономика?

Журавлев. Под исламской экономикой можно понимать такой народно-хозяйственный комплекс, который отвечает требованиям шариата. Но говорить о том, что экономические системы, которые сложились в странах традиционного распространения ислама, являются в полном смысле "исламскими", было бы неправильно. На сегодняшний день лишь три страны создают экономическую систему, соответствующую шариату, – Иран, Судан и Пакистан. Однако нигде мусульманские взгляды на экономику не были реализованы в полной мере.

Термин "исламская экономика" можно понимать и как теоретическую конструкцию. Распространенное представление о том, что современные исламские экономические взгляды – продукт мысли выдающихся ученых "золотого века" ислама (VII-X вв.), не совсем правильно. Исламская экономическая теория в том виде, в котором она сегодня известна в мире, зародилась в середине прошлого века в Пакистане. Однако, строго говоря, сложившийся за прошедшие годы богатый корпус литературы все же не вполне отвечает общепринятому пониманию того, что есть научная теория. Я имею в виду прежде всего то, что имеющаяся теория исламской экономики преимущественно занята описанием того, как должна была бы быть организована хозяйственная жизнь общества, но пока не готова предложить оригинальный всеобъемлющий анализ реально происходящих в этой сфере процессов. Исключение, пожалуй, составляет вопрос о роли денег.

Черниенко. Все существующие течения внутри ислама (мазхабы) единодушны в том мнении, что экономика должна строиться на основании принципа исключения взимания ростовщического процента. Этот процент имеет особое наименование в мусульманской традиции – "риба". В Коране в императивной форме существует повеление именно так, а не иначе выстраивать экономические отношения.

Исламская экономика основана на Откровении, которое лежит в основе мусульманской традиции. Но этот термин вовсе не монополизирует подобную экономическую модель. В мусульманском мире она называется "исламской экономикой", однако отказ от ростовщического процента присущ и традиционной католической экономической модели. Например, Орден францисканцев ведет экономическую деятельность на основании золотого эквивалента: деньги обмениваются на реальные ценности, выраженные в драгоценных металлах. Суть подобных хозяйственных систем, в том числе и исламской экономики, в том, что деньги в них не являются предметом отсроченной сделки.

Смирнов. Насколько вообще возможно создание финансовых институтов, которые руководствовались бы религиозными принципами?

Журавлев. Дело здесь необязательно в религиозной принадлежности, а в соблюдении тех норм, которые проходят красной нитью через все мировые религии, или, напротив, в отступлении от них. Это отступление является результатом социального развития, включающего в себя секуляризацию или даже атеизацию общества. К примеру, в мусульманском мире число банков, которые объявили себя исламскими, совершенно незначительно по сравнению с массой банков, использующих ростовщический процент.

Существующие формы исламских банковских контрактов в своем большинстве вышли из доисламской торговой практики Аравийского полуострова. Они были зафиксированы в фикхе (мусульманском праве) и описаны там в деталях. В дальнейшем они не подвергались какой-либо существенной модификации. Однако на деле они нередко повторяют те формы банковских продуктов и услуг, которые существуют в неисламском банковском мире.

Джабиев. Термин "исламская экономика" еще не устоялся. Если под ней подразумевать такую экономику, которая функционирует по принципам шариата, то это будет нечто утопичное, полное благих намерений и мечтаний о социальной справедливости и обществе благоденствия.

Я часто ловлю себя на том, что употребляю термин "экономическая доктрина", а не "экономическая теория" по отношению к исламской экономике. Современная экономическая мысль выработала ряд критериев, наличие которых позволяет говорить о существовании экономической теории. Доктрина – более общий термин, позволяющий некоторые фундаментальные допущения и ограничения.

Если вы хотите построить исламскую экономику, для вас существует два пути. Либо вы исламизируете экономические термины и продукты, принятые в неисламском мире, либо абстрагируетесь от них вообще.

Первая парадигма граничит с лицемерием. Это очень скользкий путь, который ведет исламское банковское дело в никуда. В его основе – некий продукт, который всего лишь исламизирован на манер шариатских требований. То есть мировая банковская мысль будет изощряться в изобретении новых продуктов, а исламским банкирам останется только придумывать, как бы их исламизировать, чтобы привлечь своего клиента. Ведь им хотелось бы, чтобы мусульманские банки при соблюдении норм шариата были не менее успешными, чем неисламские.

Ко второму пути мы только подступаемся. Как абстрагироваться от существующих финансовых инструментов и при этом всегда быть уверенным в том, что данный продукт разработан исходя из фундаментальных положений шариата? Подобно тому, как Циолковский вывел закон Ома, не зная, что он уже открыт, вы в данном случае берете некую хозяйственную практику и начинаете ее моделировать. Сейчас такой подход всерьез обсуждается в кругах шариатских ученых и банкиров.

Смирнов. Каковы в таком случае механизмы исламской экономики? К примеру, как может банк, основывающий свою деятельность на нормах шариата, существовать среди других неисламских банков и при этом быть конкурентоспособным? В частности, как вам – руководителю первого в России исламского банка – это удается?

Джабиев. Этот вопрос гораздо шире, чем практика нашего банка. Как правило, при создании подобной финансовой структуры находят некий компромиссный механизм. Например, в условиях отсутствия соответствующего законодательства и международной системы финансовой отчетности, соответствующей шариатской форме отчетности, у банков есть возможность создать отдельный филиал, который работает по своим особым принципам. Такой филиал называется "окном".

Наличие специальной законодательной базы – залог того, что опыт исламских банков и исламских филиалов-"окон" не останется абсолютно маргинальным. В России такой базы не существует. Но примером законодательства, если не разрешающего создание исламских банков, то хотя бы не запрещающего это, может служить Великобритания.

Журавлев. Законодательство – это первое, с чем сталкивается исламский банк, пожелавший работать в России. В нем, скажем, говорится, что кредитной организации запрещается заниматься производственной, торговой и страховой деятельностью. Кстати, точно такая же норма действует в Кувейте, где буквально несколько лет назад в закон были внесены 15 новых статей специально для того, чтобы создать правовую основу для учреждения исламских банков. Таким образом, в России невозможно выдавать беспроцентный кредит, потому что в этом случае его получатель подвергается дополнительному налогообложению.

Парадоксально, но факт: в нашей стране при многочисленном номинальном мусульманском населении нет социального заказа на экономические услуги исламского типа. Коль скоро нет такого заказа, не может сформироваться и общественное мнение, которое влияло бы на органы финансового регулирования.

Смирнов. Почему мусульмане России не заинтересованы во вхождении в мировую систему исламской экономики, если она существует?

Черниенко. Я вижу причину этого в глобальной секуляризации, которая затрагивает сегодня все страны мира. Сегодня налицо пропаганда "общества потребления", в котором человек стремится потреблять больше, чем он зарабатывает.

В массах воспитывается психология, подразумевающая, что религиозные обязанности – это только посещение церкви по воскресеньям или пятикратное совершение намаза в день, а все остальное – обеспечение материальных благ, карьера – с религией якобы не связано. Точно так же, как люди соглашаются с социальной несправедливостью, они готовы согласиться с тем, что деньги обесцениваются, становятся предметом отсроченной сделки. Чисто психологически такой подход не может не влиять на мусульман, в том числе и в России.

Смирнов. Россия имеет статус наблюдателя в Организации Исламская Конференция (ОИК). Сказывается ли это на деятельности исламских банков в нашей стране?

Журавлев. Если Россия и намеревается придать новым отношениям с ОИК экономическое измерение, исламский банкинг, надо полагать, им охвачен не будет. Во всяком случае ждать от нее каких-либо инициатив в данной области не стоит. Позволю себе предположить, что и для ОИК этот вопрос в повестке дня не стоит.

Смирнов. Пытается ли мусульманское духовенство в России как-то регулировать или контролировать деятельность исламских банков?

Беккин. Кстати, такие банки, как "Бадр-Форте", проводят разъяснительные семинары для имамов, которые могли бы рассказать верующим, что можно, а что нельзя делать в экономической сфере.

Черниенко. Следует отметить различие между той терминологией, которую используют мусульманские правоведы, и той, которой оперируют современные экономисты, в том числе и желающие работать в сфере исламского банковского дела. Отвлечемся от России. В конце 2002 года египетский законовед шейх Мухаммад ат-Тантави издал фетву, в котором взимание процента ("риба") обозначается понятием "норма ожидаемой прибыли". Фактически такой подход оправдывает современную процентную экономику.

Журавлев. В ту эпоху, когда Аравия жила натуральным бартерным обменом, а валюта (динар) была золотой, под "риба" подразумевалось попадание в долговое рабство. С тех пор значение этого термина значительно трансформировалось и расширилось. Сегодня принятые в разных мусульманских странах нормы могут существенно различаться. Например, в Малайзии законодательством дозволяется открывать ломбарды, а в странах Персидского залива – нет.

Беккин. При этом Малайзия считается страной, достаточно успешно следующей по пути исламской экономической модели, по крайней мере по сравнению с Ираном и Пакистаном.

Журавлев. Такие страны, как Пакистан, просто объявили о том, что они начинают строить исламскую экономику, образно говоря, "с 6 часов утра завтрашнего дня". Как следствие, в Иране, например, запрещено заключать контракты, в которых употребляется термин "индексный процент", но банки делают все то же самое, используя другую терминологию!

Что касается Малайзии, то интересы исламских банков там сильно пострадали бы, если бы там не было сильной китайской диаспоры. Как ни парадоксально, большая часть клиентов исламских банков в Малайзии – именно китайцы, а вовсе не мусульмане…

Беккин. Каковы перспективы исламской экономики в мировом масштабе?

Журавлев. Есть два варианта развития. Первый путь – это примирение с традиционными западными финансовыми инструментами под видом мусульманских, то есть просто использование исламской риторики и фразеологии как маркетингового инструмента. Второй путь – это сдвиг к экономическому фундаментализму в лучшем смысле этого слова.

Джабиев. Я считаю, что развитие исламской экономики в мире пойдет по второму пути. Относительно России у меня пессимистический прогноз. С существующими здесь законодательными регуляторами экономической деятельности я особых перспектив не вижу. Все попытки создать в России подобие исламской экономики носят маргинальный характер. При этом нужно учитывать определенную настороженность по отношению к исламу в российском обществе, которая имеет место и среди государственных чиновников.

Черниенко. Что касается предубеждения к исламу, то я полагаю, что это явление со временем будет сглаживаться. Справедливые методы выстраивания финансовых отношений, основанные на морально-этических нормах, нашли отражение не только в исламе, но и в христианстве и других традиционных для России религиях. Вопрос о предубеждении к слову "исламский" в словосочетании "исламская экономика" таким образом снимается.

Другой вопрос – когда сознательность общества дорастет до такой степени, что стремление жить в справедливом обществе будет превалировать над удовлетворением личных потребностей, тогда сам религиозный аспект исчезнет, уступив место общеэтическим финансовым механизмам.

Журавлев. Проблема в том, что в такой экономике мотив прибыли уже не будет играть первостепенную роль. А это – вещь если не невозможная, то чрезвычайно от нас отдаленная.

http://religion.ng.ru/problems/2006-09-20/6_islam.html

 
WRADMINДата: Среда, 10.06.2009, 03:41 | Сообщение # 27
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 2
Статус: Offline
Институты и технологии на современном этапе развития мусульманской уммы России

Д. А. Салехов

Перспективы использования моделей исламского финансирования и выпуска исламских облигаций в России

Об исламских ценных бумагах можно говорить в узком и широком смысле. В широком смысле под категорию исламских ценных бумаг подпадают все ценные бумаги, сущность которых не противоречит положениям мусульманского права. В узком смысле исламские ценные бумаги — это исламские облигации (сукук) и инвестиционные сертификаты мукарада, уникальные инструменты, разработанные с учетом требований мусульманского права и служащие целям исламской экономики. Исламские ценные бумаги в этом значении наряду с исламскими банками, исламскими страховыми компаниями и исламскими налогами можно отнести к числу институтов исламской экономики.

В последние 5—7 лет в мире наблюдается бурный рост рынка исламских облигаций. Объем выпусков последних только в 2006 г. превысил 7 млрд. долл. США, а размер самого рынка размещенных и непогашенных сукук, по оценкам британской газеты Financial Times, на начало 2007 года составил 45 млрд. долл. США. Среди лидеров по выпуску сукук — Бахрейн, Малайзия, эмират Дубай, Катар. К настоящему времени выпуск сукук уже был осуществлен рядом заемщиков на мировом уровне: Международной финансовой корпорацией, правительством земли Саксония-Анхальт (Германия), а также правительствами Малайзии и Бахрейна. Не так давно Казначейство (министерство финансов) Великобритании объявило о намерении к 2008 г. провести выпуск сукук.

Чем объясняется растущая популярность сукук? С одной стороны, появление и рост исламского рынка облигаций стало ответом на бурный рост рынка долговых ценных бумаг в мире в целом. Все большую популярность приобретает заимствование путем выпуска еврооблигаций через специальное юридическое лицо в юрисдикции со льготным режимом налогообложения. С другой стороны, именно в исламских ценных бумагах нашли отражение и применение разработанные мусульманскими экономистами и правоведами исламские методы финансирования, сочетающие в себе элементы различных договорных конструкций: договоры аренды и лизинга (иджара), договоры купли-продажи (мурабаха), договоры подряда (истисна’ и салям).

Сукук (от араб.-перс. сакк — чек) могут быть различного вида (иджара-сукук, сукук-истисна’, сукук-мурабаха, др.), в зависимости от договора (метода финансирования), который положен в основу. Сакк (единственное число от сукук) — документ (сертификат), удостоверяющий принадлежность его владельцу доли в праве собственности на базовый актив. Как правило, сакк может свободно отчуждаться и обращаться на вторичном рынке ценных бумаг (возможность обращения на вторичном рынке «долговых» сукук, которые выпускаются в Малайзии, является предметом споров среди мусульманских правоведов).

Отметим следующие особенности сукук. Во-первых, связанность с неким материальным активом: сукук в отличие от традиционных облигаций являются свидетельством доли их владельцев в праве общей собственности на базовый актив, тогда как традиционные ценные бумаги наделяют их владельцев правом требования к эмитенту. Во-вторых, замена фиксированного дохода (купона или разницы между ценой приобретения облигации и номиналом для облигаций с нулевым купоном) на доход, формируемый за счет использования базового актива. Наконец, способность сукук к обороту.

Много дискуссий вызывает вопрос о возможности купли-продажи (и, как следствие, существования вторичного рынка) так называемых долговых сукук (прежде всего речь идет о мурабаха-сукук). Согласно положениям мусульманского права недопустима ситуация, при которой долг (долговое обязательство) продается по цене иной, чем сумма долга. Мусульманские правоведы призывают использовать механизмы привлечения финансирования, основанные на договоре аренды (иджара) в качестве лежащего в основе договора, и отказаться от применения долговых механизмов типа мурабаха и бай’ бисаман аджил. И в первом, и во втором случае механизмы потенциально могут быть секьюритизированы. Вместе с тем если в случае использования механизмов иджара происходит секьюритизация в ценные бумаги, доход по которым формируется за счет арендных платежей от использования имущества, находящегося в собственности эмитента, то во втором случае имеет место секьюритизация дебиторской задолженности, что влечет невозможность их купли-продажи по цене иной, чем номинал.

Разновидностью сукук являются мукарада-сертификаты — ценные бумаги коллективного финансирования, которое осуществляется на основе исламского метода финансирования мудараба. Финансирование сопровождается выпуском мукарада-сертификатов, удостоверяющих право на участие в проекте, финансируемом таким образом, и право на получение соответствующей доли прибыли.

Хотя институт исламских облигаций на сегодняшний день по-прежнему находится в стадии развития, с каждым новым выпуском сукук опыт накапливается. К сожалению, до сих пор ни в одной из стран не существует комплексного регулирования выпуска сукук и нормативных требований к договорам, оформляющим их выпуск. Примечательно, однако, что в ближайшее время принятие законодательных актов о сукук планируется в Индонезии и Великобритании. Великобритания играла и продолжает играть большую роль в развитии исламского финансового рынка на Западе. Лондон, один из крупнейших финансовых центров мира, за последние несколько лет стал также ведущим центром исламских финансовых услуг в Европе. В августе 2004 г. в Лондоне начал работу первый розничный исламский банк в Европе, два года спустя лицензию Управления финансовых услуг получило еще одно исламское финансовое учреждение — Европейский исламский инвестиционный банк. Теперь министерство финансов Великобритании заявило о намерении к 2008 г. провести выпуск исламских облигаций. Для этих целей была создана рабочая группа для исследования механизмов, которые могут быть использованы при выпуске британских сукук.

При изучении исламских методов финансирования и исламских облигаций, в частности, оправданно возникает вопрос о целесообразности и возможности применения их на практике в России.

До недавнего времени в банковском секторе России было представлено одно финансовое учреждение, функционировавшее в соответствии с исламскими принципами, — ЗАО МКБ «Бадр-Форте»[1] (далее — Банк, Бадр-Форте). Однако в конце 2006 г. ЦБ РФ отозвал у Бадр-Форте лицензию, ссылаясь на нарушение последним требований ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем» от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ. Примечательно, что за несколько месяцев до того, как у регулирующих органов в лице ЦБ РФ появились претензии к Банку, в Бадр-Форте активно шла работа над созданием новых исламских финансовых продуктов[2], которым, к сожалению, не суждено было увидеть свет.

В настоящей статье, впрочем, мы не будем касаться преград для реализации исламских моделей финансирования в России неправового характера, а проанализируем требования действующего законодательства РФ. Прежде всего нас будут интересовать положения ГК РФ — основного источника гражданского права России, а также иных источников гражданского права. Пример Бадр-Форте показывает, что, несмотря на некоторые положения российского законодательства, затрудняющие осуществление (в случае с Бадр-Форте — банковской) деятельности на исламских принципах[3], из этой ситуации можно найти выход, не нарушая при этом закона. В частности, тот же Бадр-Форте для финансирования своих клиентов на беспроцентной основе использовал хорошо известный российскому праву вексель вместо беспроцентного кредита. Клиент выпускает вексель и продает его банку по номинальной стоимости, используя полученные средства для финансирования своей деятельности. Покупка векселя оформляется как репо, то есть сопровождается одновременным заключением договора, содержащего обязательство клиента по истечении определенного срока выкупить бумагу с премией. Цена обратного выкупа векселей определяется исходя из сложившейся конъюнктуры на рынках профинансированных таким образом товаров и услуг, производимых клиентом, и себестоимости услуг, предоставленных банком[4].

Что касается непосредственного применения разработанных мусульманскими правоведами договоров, таких как мурабаха, истисна’, салам, иджара, мудараба, мушарака, то они не нашли применения в практике Бадр-Форте в силу упомянутых выше ограничений операций, которые могут совершать банки в России. Думается, что сами эти договорные конструкции в принципе могут быть использованы в рамках действующего гражданского законодательства России, которое зиждется на принципе свободы договора (см. п. 2 ст. 1 ГК РФ: «Граждане (физические лица) и юридические приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора»; п. 2 ст. 421: «Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом и иными правовыми актами»).

Более того, все вышеназванные договоры в большой степени сходны с договорами, предусмотренными ГК РФ, хотя и не являются их полной аналогией, а, скорее, сочетают элементы различных договоров, то есть являются более сложными договорными конструкциями (в терминологии ГК РФ — смешанные договоры). В соответствии с правилами ГК РФ, закрепленными в п. 3 ст. 421, «стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными нормативными актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или сущности смешанного договора».

Рассмотрим договоры, используемые при исламских методах финансирования, через призму гражданского законодательства России.

Мурабаха. Наиболее родственным договору мурабаха является договор купли-продажи. Однако мурабаха также содержит элементы некоторых других договоров (например, договора поставки), поскольку фактически состоит из двух договоров, исполнение одного из которых (приобретение финансистом некоего товара) является обязательным условием для заключения другого договора (купли-продажи этого товара в рассрочку клиенту (заемщику)[5]. Согласно ГК РФ «договор купли-продажи может быть заключен на куплю-продажу товара, имеющегося в наличии у продавца, а также товара, который будет создан или приобретен продавцом в будущем, если иное не установлено законом или не вытекает из характера товара» (п. 2 ст. 455 ГК РФ). С точки зрения мусульманского права соединение этих договоров в одном невозможно, поскольку согласно положениям мусульманского права продавец не может продавать товар, которым он не владеет, иначе это образует гарар.

Для того чтобы участники гражданского оборота могли использовать конструкцию мурабаха, представляется, что: (i) права и обязанности сторон должны быть детально урегулированы в соответствующих договорах, иначе в случае пробела в регулировании договором будут субсидиарно применяться положения ГК РФ, что может негативно повлиять на суть договора мурабаха; (ii) сторонами должны быть соблюдены все императивные нормы, установленные гражданским законодательством, под угрозой признания ничтожными положений договора, нарушающих такие императивные нормы. Вышеназванные правила справедливы по отношению к любым договорам, которые прямо не урегулированы ГК РФ.

Отметим, что согласно концепции мурабаха, которая является механизмом финансирования (а не простым договором купли-продажи) и предполагает постепенный возврат средств клиентом (заемщиком), клиент (заемщик) покупает товар, приобретенный финансистом в рассрочку. ГК РФ предусматривает как возможность оплаты товара в рассрочку (ст. 489 ГК РФ), так и куплю-продажу товара в кредит с соответствующим механизмом оплаты товара.

Иджара имеет сходства с договором аренды и договором лизинга (финансовой аренды) и может быть использована на основании этих предусмотренных ГК РФ договоров с некоторыми отступлениями (там, где это возможно с точки зрения закона, не нарушая императивные нормы ГК РФ). Одно из отличий состоит в моменте, когда договор считается заключенным. С точки зрения классификации договоров, принятой в римском праве, договоры аренды и лизинга по ГК РФ являются консенсуальными, тогда как договор иджара считается заключенным в момент передачи арендатору вещи (то есть реальным договором).

Мушарака может найти применение при создании совместного предприятия на основе регулируемого ГК РФ договора простого товарищества (статьи 1041—1054 ГК РФ).

Договоры салам и истисна’ могут быть сконструированы на основе договоров поставки, контрактации, подряда (статьи 506—524, 535—538 и 702—729 и 740—757 ГК РФ соответственно), сочетая элементы этих договоров таким образом, чтобы отразить специфику договоров салам и истисна’, изложенную в параграфе 2.1 настоящей работы.

Конструкция мударба может быть использована через известный, хотя и недостаточно разработанный в российском праве договор доверительного управления имуществом (статьи 1012—1026 ГК РФ).

Говоря о перспективах осуществления выпуска исламских облигаций по российскому праву, стоит отметить следующее. Поскольку сама концепция исламских облигаций отличается от концепции облигаций в российском праве, велика вероятность того, что исламские облигации не будут рассматриваться как ценные бумаги по российскому праву регулирующими и судебными органами, что создает непосредственные правовые преграды для использования таких инструментов в России.

В соответствии с российским правом «ценными бумагами» являются документы, названные в качестве таковых в ГК РФ (государственная облигация, облигация, вексель, чек, депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка, коносамент, акция, приватизационные ценные бумаги), а также иные документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг (ст. 143 ГК РФ) Следовательно, не предусмотренные действующим законодательством ценные бумаги таковыми не являются. Так п. 1 ст. 5 ФЗ «О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг» от 5 марта 1999 г. № 46-ФЗ гласит: «На рынке ценных бумаг запрещаются публичное размещение, реклама и предложение в любой иной форме неограниченному кругу лиц ценных бумаг… публичное размещение которых запрещено или не предусмотрено федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а также документов, удостоверяющих денежные и иные обязательства, но при этом не являющихся ценными бумагами в соответствии с законодательством Российской Федерации».

В российском гражданском праве под облигацией понимается ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя на получение от лица, выпустившего облигацию, в предусмотренный ею срок ее номинальной стоимости или иного имущественного эквивалента. Облигация предоставляет ее держателю также право на получение фиксированного в ней процента от номинальной стоимости облигации либо иные имущественные права (ст. 816 ГК РФ, ст. 2 ФЗ «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ). Облигация является эмиссионной ценной бумагой и размещается выпусками. Выпуск облигаций регулируется законодательством РФ о ценных бумагах.

Коренным отличием исламских облигаций от традиционных является то, что первые связаны с материальным активом, наделяют их владельцев долей в праве общей собственности на материальный актив с соответствующими правовыми последствиями, а их выпуск осуществляется через процедуру секьюритизации. В свою очередь, традиционная облигация удостоверяет отношения займа между владельцем облигации, являющимся кредитором, и эмитентом, являющимся должником, и наделяет ее владельца правом требования к эмитенту об уплате номинальной стоимости облигации и определенной премии в установленный облигацией срок.

Некоторое сходство исламских ценных бумаг наблюдается с предусмотренными ФЗ «Об ипотечных ценных бумагах» от 11 ноября 2003 г. № 152-ФЗ ипотечными сертификатами участия[6], однако, думается, что попытка уместить исламские ценные бумаги в рамках данной правовой конструкции если не невозможна, то потребует значительных усилий юристов во взаимодействии с регулирующими органами с целью разъяснения последними возможности применения положений этого закона для разработки исламских облигаций, поскольку, как известно в среде юристов, многие положения этого закона до сих пор являются загадкой и могут быть поняты и правильно применены только при участии регулирующих органов (ФСФР РФ).

Думается, единственным возможным способом для российских юридических лиц осуществить заимствование на исламских принципах является выпуск облигаций по модели еврооблигаций или кредитных нот через специальное юридическое лицо или банк-посредник за пределами Российской Федерации в юрисдикции со льготным налогообложением и благоприятными условиями для выпуска исламских облигаций. Великобритания, если она примет запланированные законодательные акты, будет являться наиболее привлекательной юрисдикцией, принимая во внимание наличие между РФ и Великобританией договора об избежании двойного налогообложения. Для российского заемщика с точки зрения российского законодательства полученные средства будут рассматриваться как заем или кредит в зависимости от того, кто будет являться эмитентом ценных бумаг и предоставлять полученные от выпуска облигаций средства российскому юридическому лицу: специальное юридическое лицо или банк-посредник.

* * *

Как следует из анализа действующего гражданского законодательства и законодательства о ценных бумагах России, использование договоров на исламских принципах, в том числе для организации финансирования, в принципе возможно исходя из принципа свободы договора и предусмотренной ГК РФ концепции «смешанного договора» через так называемое «конструирование» — сочетание элементов различных договоров. Однако использование большинства договоров, таких как мурабаха, салам, истисна’, в практике банков невозможно, что показал пример Бадр-Форте Банка.

Выпуск исламских облигаций в российской правовой среде является менее осуществимым мероприятием, учитывая хотя и недостаточно (по сравнению с западными странами) разработанные, но от этого не менее жесткие требования законодательства о ценных бумагах. Думается, однако, что ничто не мешает российским компаниям (в отношении банков в силу «суперрегулирующей» роли ЦБ РФ такие заявления нужно делать осторожно) провести заимствование через выпуск еврооблигаций на основе исламских принципов за рубежом либо через специальное юридическое лицо, либо через банк-посредник, которые будут являться эмитентами ценных бумаг. Российское юридическое лицо с точки зрения российского законодательства будет являться заемщиком по договору займа (если эмитентом будет являться не банк) или по кредитному договору (если эмитентом облигаций будет являться банк). Во втором случае, однако, возможны менее благоприятные налоговые последствия, поскольку налоговые органы с подозрением относятся к беспроцентным кредитам, устанавливая дополнительные налоговые обязательства для заемщика. Также стоит отметить, что по действующему налоговому законодательству заемщик — российское юридическое лицо не сможет воспользоваться налоговыми вычетами со средств, уплаченных им в пользу владельцев выпущенных специальным юридическим лицом облигаций, так как для целей налогообложения эти средства не будут являться процентом по кредиту (займу).

[1] Бадр-Форте Банк был учрежден в 1992 г. В уставе Банка не было указания на то, что он является исламским, а было сказано, что банк имеет право «осуществлять свою деятельность в соответствии с действующим законодательством России и нормами международного права, используя исламские экономические технологии ведения банковского дела, не противоречащие банковскому законодательству России» (Журавлев, А. Ю. Принципы функционирования исламских банков / Исламские финансы в современном мире: экономические и правовые аспекты // Под ред. Р. И. Беккина. — М., 2004. С. 91). Бадр-Форте Банк был членом Генерального совета исламских банков при ИБР, что подтверждало его признание в качестве банка, использующего в своей деятельности исламские принципы. Клиентская база Банка в России была невелика. Основным направлением деятельности банка являлось обслуживание внешнеторговых операций с участием юридических лиц (конверсионные операции, международные переводы, документарные операции — аккредитивы, все виды гарантий, в том числе тендерные), а не работа с физическими лицами. При работе с физическими лицами банк осуществлял международные переводы и выдачу наличных с текущего счета.

[2] Речь идет о так называемой «исламской» ипотеке — программе по ипотечному кредитованию с учетом исламских принципов ведения бизнеса, основном исламском банковском продукте, распространенном на Западе (прежде всего в Великобритании, где для регулирования таких программ в действующее законодательство были внесены соответствующие изменения). Предполагалось, что программа по ипотечному кредитованию будет реализована при поддержке Бадр-Форте банка специально созданным обществом на основе принципа мушарака. Подробнее об этом, см.: Беккин, Р. И. Исламская ипотека и ее современные модификации / Проблемы современной экономики. — 2007. С. 348—350. Также специалистами Банка разрабатывался вариант исламской облигации.

[3] Речь идет прежде всего об установленном ФЗ «О банках и банковской деятельности» от 2 декабря 1990 г. № 395-1 (в редакции ФЗ от 3 февраля 1996 г. № 17-ФЗ с последующими изменениями и дополнениями) запрете кредитным организациям заниматься производственной, торговой или страховой деятельностью, что неизбежно для исламского банка, который вовлечен в торговые операции, которые он же финансирует; требованиях ГК РФ к начислению процента по вкладам и негативном отношении регулирующих органов к беспроцентным кредитам (что выражается в дополнительном налогообложении подобных операций).

[4] Журавлев, А. Ю. Принципы функционирования исламских банков / Исламские финансы в современном мире: экономические и правовые аспекты // Под ред. Р. И. Беккина. — М., 2004. С. 91.

[5] В Бадр-Форте, как было описано выше, этот договор не использовался в силу запрета банкам заниматься торговой деятельностью, а для целей, которые преследует этот договор, — беспроцентное финансирование, — использовался вексель.

[6] Ст. 2 ФЗ «Об ипотечных ценных бумагах» от 11 ноября 2003 г. определяет ипотечный сертификат участия как «именную ценную бумагу, удостоверяющую долю ее владельца в праве общей собственности на ипотечное покрытие, право требовать от выдавшего ее лица надлежащего доверительного управления ипотечным покрытием, право на получение денежных средств, полученных во исполнение обязательств, требования по которым составляют ипотечное покрытие, а также иные права, предусмотренные настоящим ФЗ».

 
WRADMINДата: Среда, 10.06.2009, 03:42 | Сообщение # 28
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 2
Статус: Offline
В России должны появиться “исламские банки”, считают эксперты

МОСКВА, 2 июн - РИА Новости, Радик Амиров, Ольга Липич.

Создание в России “исламских банков”, действующих на основе законов шариата, позволит привлечь в отечественную экономику накопления многомиллионной мусульманской общины, в частности крупные инвестиции из арабо-мусульманского мира, считают ученые и специалисты банковской сферы.

“Создание исламской системы финансирования может принести существенную пользу отечественной экономике”, - заявил в понедельник на круглом столе по “исламскому банкингу” в московском Доме журналиста ректор Российского исламского университета (Казань) Рафик Мухаметшин.

По его словам, Англия или Германия, где действуют финансовые институты “шариатского типа”, не стали менять действующее законодательство “специально под ислам”, но “при этом неплохо зарабатывают”.

Особенность “исламского банкинга” заключается в том, что шариат предписывает вкладчику следить за использованием его вложений банком. Это нужно для того, чтобы деньги не шли на финансирование запрещенных исламом проектов, например, связанных с торговлей алкоголем, свининой, азартными играми. В этих же целях “исламское банковское право” исключает предоставление ссудного процента - вклад должен быть беспроцентным, но человек может узнавать об определенных проектах своего банка, участвовать в них и получать определенное вознаграждение.

Эксперты отметили, что российское законодательство не препятствует созданию банков, деятельность которых отвечала бы требованиям исламского права.

При этом один из ведущих российских исламоведов Леонид Сюкияйнен полагает, что “России следует выработать собственную тактику развития “исламского банкинга” и не подражать западным или восточным государствам”.

По его мнению, для этого в первую очередь необходимо решить кадровую проблему: нужны специалисты, имеющие не только финансовое и юридическое образование, но и владеющие знаниями в сфере шариата, арабским языком.

Эксперт Центра арабских и исламских исследований Вячеслав Толстов убежден, что одним из самых важных остается “вопрос государственного доверия”. “Многим кажется, что финансы мусульманского мира будут направлены на развитие только исламской составляющей России, прежде всего - пропаганду религии. Но исламская финансовая система действует независимо от духовных центров и никак с ними не связана”, - сказал Толстов РИА Новости.

Представители банковского сообщества отмечали на встрече, что финансовые структуры арабского мира так или иначе пытаются “найти достойное применение в российской экономике” и появление в стране системы “исламского банкинга” существенно упростило бы этот поиск. “Не было бы психологического барьера, можно им в Россию или нет”, - пояснил участник круглого стола.

“Один западный банк недавно предложил инвестиции. Как выяснилось, это деньги банка из исламской страны. Порой таким “кривым” образом восточные инвесторы пытаются выйти на российский рынок, и таких промеров очень много”, - сказал руководитель одного из московских банков.

 
WRADMINДата: Среда, 10.06.2009, 03:43 | Сообщение # 29
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 2
Статус: Offline
Ватикан: Принципы исламской финансовой системы помогут пережить кризис

3 марта официальная газета Ватикана «L’Osservatore Romano» на своих страницах призвала западную банковскую систему к изучению принципов Исламского банкинга: «Этические принципы, на которых основаны исламские финансы, могут помочь приблизить банки к клиентам и вдохнуть в них истинный дух, который должен присутствовать в любых финансовых услугах».

По мнению авторов статьи, западные банкиры могли бы использовать в качестве вспомогательных исламские облигации, что позволило бы им поддержать свою промышленность.

То, что данная статья появилась в официальной газете Ватикана, говорит о том, что там прекрасно осознают те причины, из-за которых финансовый кризис имеет место быть. В отличие от западной цивилизации, где ростовщичество не запрещено, в Коране чёрным по белому прописан прямой запрет на ростовщичество: «Те кто поедает рост, восстанут только такими же, каким восстанет тот, кого повергает сатана своим прикосновением. Это — за то, что они говорили: «Ведь торговля — то же, что и рост». А Аллах разрешил торговлю и запретил рост» (Коран, сура 2, аят 275). По этим причинам Исламские банки вынуждены использовать в своей деятельности иные финансовые инструменты, не противоречащие этическим принципам Коранического Ислама.

Отсутствие кризисных явлений в экономике мусульманских государств явно свидетельствует в пользу Исламского банкинга, о необходимости перехода на принципы которого призвала Католическая церковь.

Между тем стало известно, что призыв Ватикана был услышан и 17-18 марта в Москве в Ritz Carlton Hotel будет проведена Международная конференция «Исламское Банковское дело: специфические особенности и перспективы», в которой примут участие более 200 специалистов в области финансов и банковского дела из России, ЕС, Канады, Казахстана, Азербайджана и стран Персидского залива. В деловой программе конференции основное внимание будет приковано к обсуждению специфических особенностей Исламских финансовых продуктов, а также рассмотрению опыта Западных финансовых учреждений, использующих модель Исламского банкинга.

Конференция пройдёт при поддержке русско-арабского Делового Совета, Совета Муфтиев России и Фонда Поддержки Исламской культуры, науки и образования.

Напомним, что 1 марта 2009 года Д.А.Медведев вместе с супругой по приглашению президента Италии Джорджо Наполитано посетил Италию. В ходе визита у российского Президента состоялся разговор с Президентом Италии, после которого Д.А.Медведев направился в итальянский город Бари, где принял участие в церемонии передачи российской стороне архитектурного комплекса «Подворье Русской православной церкви». После посещения Италии Дмитрий Медведев отправился с визитом в Мадрид, который продлился до 3 марта.

По всей видимости, во время визита в Италию были проведены переговоры с представителем Католической церкви по вопросу перехода западной финансовой системы (куда Россия входит в качестве зависимого и неполноправного члена) на принципы Исламского финансового дела. Вероятнее всего, для того, чтобы не порождать лишних вопросов, переговоры были проведены именно на церемонии вручения ключей от Подворья Русской православной церкви. Посещение Мадрида может рассматриваться как согласование всех вопросов поднятых на встрече с представителем Ватикана. Такая встреча полностью укладывается в рамки исторического противостояния Католической церкви и венецианских банковских кругов, прочно обосновавшихся на туманном Альбионе. Заметим, что статья вышла точно после завершения этого краткосрочного турне Дмитрия Медведева по Европе, во время которого, как мы считаем, произошло согласование всех дальнейших шагов.

Таким образом, в свете недавнего интервью Аркадия Дворковича, которое он дал на днях газете The Wall Street Journal и где сообщил, что у Президента РФ и Премьер-министра нет разногласий во мнениях на причины сложившейся кризисной экономической ситуации, можно предположить, что со стороны руководства России планируется реализовать весьма важный манёвр, позволяющий России перейти на использование новых финансовых инструментов, основанных на принципах Исламского банкинга.

http://www.razumei.ru/news/2009/03/10/489

 
WRADMINДата: Среда, 10.06.2009, 03:45 | Сообщение # 30
Admin
Группа: Администраторы
Сообщений: 115
Репутация: 2
Статус: Offline
Искусство финансирования по Корану

Тулкин Ташимов, Василий Калабин

Исламский банкинг, основанный на принципах шариата, делает уверенные попытки закрепиться на казахстанском рынке. Вопрос только в том, какие плоды получит отечественный финансовый рынок и какую долю финансирования по новой схеме мы хотим получить.

Первый исламский банк появился в мире более 30 лет назад как финансовый институт для мусульман. Поэтому его деятельность полностью соответствовала законам шариата.

В настоящее время наблюдается активный рост исламского банкинга в мире. Подобные кредитные системы открываются не только как самостоятельные учреждения, но и в качестве отделений традиционных банков. На данный момент насчитывается около 300 исламских банков с суммарными активами более 650 млрд долларов, темпы роста которых составляют в среднем 10–15% в год. К 2013 году активы исламских финансовых институтов достигнут 1 трлн долларов.

Принципы инвестирования

«Интерес к исламскому банкингу появился в Казахстане давно, правда, из-за отсутствия четкого регулирования и законодательства банки и компании только занимались долгими исследованиями, но самих сделок не проводили, – говорит Альмира Ахметкаримова, директор Департамента международных отношений АО «Альянс Банк». – Растущий интерес и проникновение исламского банкинга в Казахстан логичны, финансовый рынок испытывает значительную заинтересованность в отношении данных продуктов, они уже перестали быть прерогативой только региона Ближнего Востока и Малайзии. Интерес взаимен: избыточная ликвидность этих регионов очевидна, а финансовые институты Казахстана заинтересованы в увеличении базы инвесторов и диверсификации источников фондирования. Более того, все больше компаний готовы работать по таким принципам, ведь в отличие от стандартных банковских продуктов исламские инструменты финансирования разнообразны и отличаются большей гибкостью».

Доходы исламского банка и его вкладчиков формируются в результате предпринимательской деятельности. Причем доходность заранее не гарантирована, фиксированная величина в виде ссудного процента не используется.

Специфика в том, что банковские проценты выведены, согласно шариату, из экономического оборота. Сознательный отказ от ссудного процента, не обеспеченного товарной массой и являющегося одним из факторов инфляционных процессов, не совсем понятен с точки зрения макроэкономики. Прибыль банка создается в результате операций, создающих реальные товары, из чего следует, что капитал работает исключительно в производственных целях.

Фишка – доверие

Банковский продукт Кард-уль-Хасан дает возможность клиенту взять некую сумму, которую он обязуется вернуть по истечении определенного срока. При этом банк никогда не потребует проценты по ссуде. Клиент сам заплатит премиальные (Хибу) банку, если захочет. Отношения банка и клиента основаны на принципах доверия и искренней дружбе. Подобная беспроцентная ссуда, как правило, предоставляется фирмам-партнерам банка. Важным обстоятельством становится и то, что реальные источники финансирования получают материально нуждающиеся, порой довольно бедные физические лица и организации. Такой подход практически исключен в схеме западной банковской системы.

Мушарака предполагает совместное финансирование банком и клиентом определенного продукта. Доходы и убытки, которые несет проект, делятся сторонами долей финансирования. При этом управление может осуществляться как обеими сторонами на паритетной основе, так и любой из них в отдельности.

Продукт Мудараба является аналогом традиционного доверительного управления. Банк отдает свои средства в управление мадарибу (предприятию с достаточным опытом и репутацией). Последнее занимается инвестированием средств. В случае успешного исхода доходы будут разделены согласно заключенному договору. Но если убытки несет только банк, то мудариба не получит своих комиссионных.

Как было сказано выше, изначально исламские банки создавались специально для мусульман. В неисламских странах подобного рода кредитные учреждения стали появляться, когда западные компании озаботились удовлетворением потребностей проживающих на территории их стран мусульман, не имеющих возможностей воспользоваться традиционными банковскими продуктами, такими как депозиты, ипотека, инвестиции и др.

Необходимость соответствовать одновременно законам шариата и международным стандартам (таким как Sarbanes-Oxly и Basel II) делает продукты исламских банков более дорогими, чем аналогичные продукты традиционной банковской системы.

«На первоначальном этапе, в силу того что исламский банкинг только начинает развиваться в Казахстане, – считает Альмира Ахметкаримова, – продукты по нормам шариата могут быть относительно дорогими для финансовых институтов. Причина в том, что в стране не существует соответствующей законодательной и регулирующей основы».

Мы тоже туда идем

«В связи с необходимостью решения стратегической задачи по развитию фондового рынка Казахстана, а также в связи с созданием в Алматы Регионального финансового центра приоритетным направлением в настоящее время является развитие исламских ценных бумаг», – поясняет Гани Узбеков, заместитель председателя Агентства РК по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций (АФН).

Казахстан делает первые шаги в сфере исламского финансирования. Основными факторами торможения стали несовершенное по законам шариата национальное законодательство и институционально сложившийся менталитет светского государства. «Стоит заметить, что Казахстан не является первым светским государством, где внедряются такие продукты, нам можно во многом перенять опыт гармонизации норм шариата с традиционными международными стандартами стран Европы, Великобритании и Франции, где исламские банки уже успешно функционируют, – комментирует г-жа Ахметкаримова. – Если говорить о препятствиях внедрения исламского банкинга в Казахстане, то это, во-первых, вопрос регулирования и учета исламских транзакций и, во-вторых, вопрос налогообложения, поскольку взимание налогов по шариату не отрегулировано. Если посмотреть на опыт исламских банков, то они проводят многие транзакции через специально созданные компании, к примеру в Голландии. По мере развития исламского банкинга во всем мире и в Казахстане продукты по нормам шариата становятся все более конкурентоспособными по сравнению с традиционными банковскими продуктами».

Первой ласточкой, апробирующей принципы исламского банкинга, стал Банк ТуранАлем (БТА). В 2003 году кредитное учреждение привлекло первый в Казахстане исламский кредит, а через два года совершило первую публичную сделку стоимостью 50 млн долларов, в прошлом году получило очередной кредит в 200 млн.

Недавно, как об этом писал «Эксперт Казахстан» (№18 от 14 мая 2007г.), БТА и Emirates Islamic Bank подписали меморандум о сотрудничестве, объявив о возможности создания в ближайшее время первого исламского банка в Казахстане. Он призван продвигать исламские финансовые продукты не только в Казахстане, но и в других странах СНГ.

В марте нынешнего года казахстанский Альянс Банк подписал соглашение о привлечении кредита по принципам исламского финансирования при содействии Calyon Corporate and Investment Bank SA и Abu Dhabi Islamic Bank. Сумма сделки составила 150 млн долларов, в ней приняли участие 19 банков-кредиторов из стран Ближнего Востока.

«Во-первых, для привлечения данного сегмента рынка необходимо создать условия для появления исламских инструментов, например, их листинга в РФЦА, – рассказывает г-н Узбеков. – Ключевым условием является создание правовых и регулятивных норм по использованию исламских инструментов в Казахстане. Во-вторых, успех их размещения в РФЦА будет зависеть от активной кампании по привлечению исламских управляющих активами».

…Если подойти с умом

К сожалению, положения национального законодательства пока препятствуют широкому распространению исламских финансовых продуктов в стране. Некоторые продукты исламского банкинга никак не вписываются в отечественное правовое поле. Ситуация осложняется и тем, что нет точного списка исламских продуктов, которые можно уже сегодня применять без соответствующих законодательных поправок.

К тому же в Казахстане нет госоргана или ведомства, способного компетентно трактовать нормы шариата, вычленять, вести грамотный учет и контроль подобного рода финансовых операций. Недостаточно опыта по порядку ведения соответствующей бухгалтерской и финансовой отчетности.

На данный момент Мурабаха один из самых простых и единственный вид исламского финансирования, активно используемый в стране. Согласно принципам Мурабаха банк покупает от имени клиента определенный товар (комплектующие, сырье, и т.д.), а затем продает его клиенту с наценкой. Величина добавочной стоимости заранее оговаривается сторонами и выплачивается в течение определенного срока в виде серии платежей. Такие продукты, как Мудараба, Иджара, Сукук, Мушарака и другие, находятся в стадии изучения.

Особый интерес для нынешнего уровня зрелости казахстанского рынка представляют облигации Сукук. Расширение спектра предлагаемых к продаже ценных бумаг, основанных на исламских правилах, может существенно расширить поле деятельности на отечественном фондовом рынке, а также содействовать диверсификации инструментов инвестирования финансовых институтов. В концепцию развития финансового сектора Казахстана на 2001–2007 год государством внесены соответствующие предложения по развитию отечественного фондового рынка, в том числе за счет исламских финансовых продуктов.

«Выпуск исламских ценных бумаг с технической точки зрения аналогичен выпуску традиционных ценных бумаг, но различие состоит в том, что исламские облигации структурируются в соответствии с принципами шариата и данная структура должна быть подтверждена и одобрена советником шариата, – продолжает г-н Узбеков. – При инвестировании в исламские ценные бумаги в список эмитентов не включаются компании, производящие свинину, алкоголь, табак, торгующие этой продукцией; фирмы, представляющие индустрию развлечений (казино, кинотеатры и пр.), а также страховые и финансовые компании, живущие за счет процентов от сделок. Не входят в этот список производители и продавцы оружия и боевой техники».

«В перспективе, когда будет существовать база для осуществления исламского банкинга, можно говорить о более значительном расширении розничного бизнеса, поскольку многие исламские банки, проявившие интерес к рынку Казахстана, – розничные банки, – говорит Альмира Ахметкаримова. – Рост экономики – благоприятная почва для ритейла в целом, ее диверсификация исламскими продуктами отразится на улучшении благосостояния населения страны, что, несомненно, будет иметь позитивный эффект для макроэкономики Казахстана. Исламские инструменты, по сути, являются предфондовыми, то есть неким своеобразным промежуточным инструментом между инструментами коммерческого банкинга и рынка ценных бумаг».

Развитие исламского финансирования может открыть новые возможности для развития реального сектора казахстанской экономики, а также снять часть банковских рисков, связанных с финансированием вышеупомянутого сегмента.

«Внедрение принципов исламских финансов требует комплексного подхода как со стороны регулирующих органов, так и заинтересованных частных структур (банков, юридических фирм, предпринимателей). Необходима помощь Исламского банка развития в подготовке правовых документов и обучении банковских работников», – резюмировал Гани Узбеков.

Стоит заметить, что дальнейшее развитие нового типа банкинга во многом зависит от того, как быстро мы сумеем модернизировать национальное законодательство и как скоро поправки будут одобрены парламентом. Главное, что сейчас в Казахстане есть понимание необходимости в новых инструментах инвестирования и создается необходимая критическая масса для успешного проникновения и расширения исламского банкинга в отечественный финансовый сектор.

***

Принципы функционирования банков в исламских странах

Деятельность исламских банков основана на совершенно другой философии, чуждой среднему европейцу и американцу. Выполняя те же функции, она делает это совершенно по-другому. Приведу два примера:

Ливанский беженец возвращается на родину. Его скудных сбережений не хватит, чтобы восстановить разрушенный отчий дом и начать собственное дело. У него нет имущества, которое он мог бы предложить в качестве залога под кредит, но есть нечто более ценное — репутация честного, работящего и набожного человека. После долгих бесед с банкиром и поручительства имама местной мечети вчерашний беженец получает взаймы деньги, чтобы купить грузовик и заняться перевозкой фруктов.

Крупный коммерсант из Малайзии понес большие потери из-за недавнего экономического кризиса и валютного краха, но банк, финансировавший его внешнеторговые сделки, взял на себя убытки, рассудив, что в них нет вины клиента. При этом вкладчики банка скрепя сердце смирились с тем, что в кризисный год не смогут получить доход по своим вкладам.

В развитых странах Запада подобные ситуации были бы просто невозможны. Банк, кредитовавший погоревшего коммерсанта, скорее всего, сделал бы его банкротом либо выдал новый безнадежный кредит для выплаты процентов по старому. Бедняк, не имеющий залога, скорее всего, вообще не получил бы займа. Ведь даже в такой развитой стране, как Италия, десятки тысяч мелких предпринимателей из-за недоступности банковского кредита вынуждены обращаться к связанным с мафией ростовщикам, чтобы получить заем под кабальные проценты.

«Человечные» финансисты, не требующие от клиентов залога и способные простить ему долги, работают в так называемых исламских банках — финансовых институтах, действующих на основе принципов мусульманской религиозной этики, в корне отличающейся от устоев западной банковской системы.

В настоящее время только в трех государствах — Пакистане, Иране и Судане – банковская система целиком функционирует на основе принципов шариата. Однако сообщество исламских банков является наиболее быстро растущим сегментом финансового сектора всего Ближнего Востока. По данным Международной ассоциации исламских банков, сегодня в 35 странах (включая Россию) функционируют приблизительно 200 таких кредитных учреждений. В последние два года наблюдается стремительный рост исламских банков в странах Персидского залива, стабильное развитие этого сектора продолжается и в странах Юго-Восточной Азии, прежде всего в Малайзии.

В настоящее время общая сумма активов, управляемых на основе принципов шариата, составляет, по разным оценкам, от 100 до 160 млрд долларов. По мировым меркам это немного — значительно меньше, чем активы одного крупного японского или американского банка. Однако динамика развития исламских банков, особенно в последние годы, свидетельствует о том, что у них большое будущее: ежегодные темпы роста в этом секторе составляют 10—15 процентов. Уже сейчас в Кувейте в исламских банках размещено от четверти до трети всех сбережений населения. Ненамного отстает в этом отношении Малайзия.

Главной особенностью исламских финансов является отказ от того, на чем основана общепринятая, западная финансовая система, — ссудного процента. Это не означает превращение коммерческих займов в благотворительные. Вознаграждение собственнику капитала не должно принимать форму выплаты заранее установленной суммы, гарантированной вне зависимости от доходности предприятия, как это происходит в случае взимания процента. Согласно нормам исламской этики, праведно лишь то богатство, источником которого являются собственный труд и предпринимательские усилия его владельца, а также наследство или дар. Кроме того, прибыль является вознаграждением за риск, сопутствующий любому деловому предприятию.

Исламские экономисты дают различные рациональные обоснования запрета ссудного процента, делая акцент на его эксплуататорском характере и подчеркивая роль банковской системы в провоцировании экономических кризисов. Однако в конечном счете отказ от процента, как и выполнение заповеди, является актом веры. Как и любую сферу жизни мусульманина, финансовую деятельность регламентирует священное писание мусульман — Коран, а также свод правовых и религиозных норм — шариат.

Основными понятиями Корана, описывающими то, чего в своей финансовой практике должен избегать мусульманин, являются риба и гарар. Риба(дословно «излишек») — любое неоправданное приращение капитала при займе или в торговой сделке. Это такой же тяжкий грех, как и гарар — намеренный риск, выходящий за рамки неизбежной случайности. Большинство исламских ученых считает, что понятие «риба» означает не только высокий, ростовщический, но и любой ссудный процент, в то время как под определение «гарар» попадает любая спекулятивная операция.

Мусульманин не должен забывать, что все земные блага — это дар Аллаха, который является их истинным собственником. Вверенные человеку производительные ресурсы должны работать на благо всего общества. Согласно шариату, деньги, не вложенные в дело, подлежат обложению благотворительным налогом в пользу бедных и немощных. В случае, если человек сам не способен пустить деньги в оборот, он должен вложить их в чужое предприятие, получив долю в его доходах. Известно, что сам пророк Мухаммед был удачливым купцом, в его торговые операции вложила средства богатая вдова Хаджия, которая впоследствии стала его женой. Финансовые операции, которые совершал более полутора тысяч лет назад основатель ислама, носят те же названия и основаны на тех же принципах, что и виды финансовых услуг, которые предлагают современные исламские банки в Манаме, Куала-Лумпуре и лондонском Сити.

Вместо процента исламские банки могут предложить вкладчику право на участие в доходах предприятия, в которое вложены его деньги. При одном обязательном условии — вкладчик должен разделить и возможные убытки.

Исламские банки открывают для клиентов три вида счетов. Во-первых, это текущий счет, условия которого практически не отличаются от условий открытия таких счетов в западных банках. Проценты по нему не выплачиваются, клиенту гарантируется возвращение суммы вклада в любой момент.

Второй тип счета — сберегательный. Его владелец не имеет права на участие в прибылях, однако администрация с целью привлечения вкладчиков может по своему усмотрению выплачивать им премии в зависимости от прибыльности банка. Сберегательный вклад не является срочным, его номинальный размер также гарантирован. Средства, привлеченные по сберегательным вкладам, банк старается вкладывать в малорискованные операции, как правило, в финансирование торговых сделок.

И наконец, третий вид счета — инвестиционный. Его владелец имеет право разделить с банком его прибыль или убытки по схеме profit and loss sharing (PLS). Вкладчики получают доход по своим вкладам, который, как правило, сопоставим с процентом в обычных банках. Однако доход этот не гарантируется, не гарантирован и сам капитал, так как убытки банк компенсирует за счет средств на инвестиционных вкладах. В случае, если банк распорядился средствами клиента не вполне профессионально, тот в судебном порядке может потребовать компенсации.

Таким образом, рекомендованным исламской доктриной методом мобилизации денежных ресурсов, в том числе и для банков, является долевое финансирование (equity finance) — привлечение средств за счет участия инвестора в акционерном капитале. Приращение капитала не может происходить в сфере денежного оборота, в его основе должны лежать сделки, касающиеся реально существующих товаров и услуг. Деньги сами по себе не могут приносить новые деньги, капитал должен использоваться в производительных целях.

Многие экономисты указывают, что в долевом финансировании кроются значительные преимущества. В западной экономике размер ссудного процента, зависящего в свою очередь от установленной Центробанком учетной ставки, диктует условия для развития реального сектора. В исламской финансовой системе доход по вкладам зависит от прибыльности акций компаний, в которые банк вложил капитал вкладчиков. Таким образом, динамика развития реального сектора способствует установлению благоприятного инвестиционного климата и эффективному распределению финансовых ресурсов в пользу наиболее успешных отраслей экономики.

Финансирование по исламской модели может покончить с зависимостью реального сектора от интересов банковского капитала, характерной для системы, основанной на ссудном проценте. Денежные активы создаются как ответ на инвестиционные возможности в реальном секторе, поэтому именно реальный сектор определяет ставку дохода в финансовом секторе, а не наоборот. Таким образом, уже не банки будут задавать реальной экономике темп развития, а производительный сектор начнет создавать для себя благоприятный инвестиционный климат.

В исламской системе многие перспективные проекты, которые обычные банки отвергли бы из-за отсутствия залога, могут получить финансирование на основе участия в прибылях. Однако в реальности мелкие и средние предприниматели, создающие основную часть ВВП арабских стран и составляющие большую часть клиентской базы банков, испытывают трудности в получении кредитов на основе разделения прибыли из-за слишком сложного и трудоемкого механизма оценки проекта. Исламский банкир принимает решение о предоставлении займа на основе изучения перспектив проекта, предложенного для реализации, а также деловых качеств клиента. В большинстве случаев от него не требуют предоставления залога. Это создает опасность махинаций как со стороны клиента, так и со стороны администрации банка. При операции на основе участия в прибылях клиент может попытаться сфальсифицировать отчетность и скрыть от банка реальные доходы проекта. При финансировании торговой операции по схеме мурабаха (выплата в рассрочку основной суммы займа и наценки «за обслуживание») клиент может испытать искушение нажиться за счет задержки платежей.

Для нейтрализации подобных рисков разработаны специальные процедуры, во многом сходные с практикой западных банков, которые тоже нередко страдают от злоупотреблений. Главным методом борьбы с махинаторами является тщательный аудит всех операций предприятия-клиента. Ни один из членов руководства исламского банка не имеет права единолично признать убытки, показанные в отчетности предприятия, финансируемого банком. Для этого необходимо коллегиальное решение всего состава правления банка. Если проект не достиг запланированной прибыльности, специальный независимый комитет изучает баланс предприятия. Если же сокрытие доходов установлено, клиент выплачивает недостающую сумму в принудительном порядке. Банк может использовать свои права акционера для замены недобросовестных менеджеров предприятия. В особо тяжелых случаях банк отзываесвои средства, и компания-нарушитель вносится в «черный список». В случае просрочки платежей дело передается в суд, который обязывает клиента выплатить необходимую сумму плюс оговоренный в первоначальном контракте штраф.

Серьезные проблемы возникли при переходе к исламской системе в связи с финансированием государственных расходов за счет внутреннего долга, так как выпуск процентных облигаций стал невозможен, В Иране, например, даже после перехода к беспроцентной банковской системе финансирование госдолга по-прежнему продолжалось за счет кредитов, которые центральный банк предоставлял национализированным коммерческим банкам на основе фиксированной ставки процента. Коммерческие банки, в свою очередь, на льготных условиях предоставляли займы предприятиям госсектора.

Положение изменилось после того, как администрация президента Хатами приступила к эко-номическим реформам. В 1995 году иранское государство начало выпуск специальных исламских облигаций, основанных на принципе PLS: в ходе планируемой приватизации облигации будут обращены в акции бывших государственных предприятий. Мобилизованные в результате займа средства будут использованы для их реформирования и модернизации, а доходность облигаций будет определяться прибылями компаний, включенных в фонд, служащий для обеспечения госзайма. При выпуске облигаций бьш использован опыт Малайзии, где подобные ценные бумаги появились еще раньше.

Несмотря на то что в теории наиболее желательным видом операций для исламских банков является долевое финансирование проектов, в реальности большая часть портфеля активов приходится на краткосрочное финансирование торговых сделок, при котором банк получает прибыль за счет наценки за обслуживание (мурабаха). Концентрация на краткосрочных активах нежелательна не только потому, что не создает достаточных стимулов долгосрочного экономического развития, но и потому, что подозрительна с религиозной точки зрения: операция мурабаха во многом напоминает процентную ссуду

По мнению экспертов, причина кроется в недостаточном развитии вторичного финансового рынка. Активный рост в последние годы исламского рынка акций, бурное развитие исламских инвестиционных фондов и появление новых финансовых инструментов создают предпосылки для перемен.

Сейчас исламские банки предлагают краткосрочные инструменты с доходностью пять-шесть процентов. В перспективе же осуществить „квантовый скачок”, перейдя к средне- и долгосрочным продуктам с доходностью в пятнадцать, двадцать и даже тридцать процентов в сфере проектного финансирования и рискового капитала.

По мнению многих специалистов, из опыта исламских банков западная финансовая система может извлечь для себя важный урок: эгоистические интересы банковского сообщества не должны становиться удавкой на горле реального сектора, а решения о финансировании проектов должны приниматься не на основе предвкушения призрачной спекулятивной сверхприбыли, а на основании ответственной оценки перспектив его прибыльности. Авторитетный орган западных деловых кругов журнал Economist писал по поводу исламской финансовой операции мушарака (участие банка в прибылях и убытках предприятия): «Некоторые люди на Западе находят эту идею привлекательной. Она дает тому, кто предоставляет деньги, сильный стимул удостовериться, что при помощи своих денег он создает действительно нечто ощутимое. Как жаль, что западные банки не имели такого стимула, когда принимали многие из своих решений об инвестициях на протяжении 70-х и 80-х годов. Мушарака также подчеркивает разделение ответственности между всеми пользователями денег.

Коммерческие нормы шариата не придуманы богословами. Они лишь кодифицировали те из существовавших в докоранические времена деловых процедур, которые были признаны морально приемлемыми. Правда, в наше время далеко не все финансовые структуры Ближнего Востока оперируют с оглядкой на шариат. Королевские семьи Саудовской Аравии и Кувейта размещают свои капиталы на западных финансовых рынках, крупнейшие арабские финансово-промышленные группы используют западные методы бизнеса. Финансовые учреждения западного типа появились в исламских странах е конце прошлого века — в основном как отделения крупных банков европейских метрополий. Однако их деятельность ограничивалась в основном экспортно-импортными операциями иностранных компаний. Местное торговое сообщество из националистических и религиозных соображений избегало услуг западных банков. Процессы модернизации в экономике заставили бизнесменов-мусульман открывать текущие счета в банках для проведения расчетов, однако многие из них по-прежнему отказывались делать процентные депозиты и брать кредиты. Поэтому с конца 40-х годов ряд исламских экономистов начинает теоретическую разработку финансовой модели «исламского капитализма», исключающей ссудный процент.

Конкретная история исламского банковского дела берет начало в 60-е годы. Первый исламский сберегательный банк был основан в 1963 году в Египте, но просуществовал он недолго.

В 70-е годы развернулась практическая работа по созданию исламских финансовых институтов. В 1974 году Организация исламских государств приняла решение о создании межгосударственного Исламского банка развития, для того чтобы финансировать экономические и социальные программы на основе принципов шариата. В 1975 году был создан коммерческий Dubai Islamic Bank. Среди центральных фигур, которые стояли у истоков становления исламских банков, следует назвать члена королевской семьи Саудовской Аравии принца Мохамеда аль-Фейса-ла, ныне главу группы Faisal Finance/DarAI Mal, а также шейха Салеха Камеля, основателя группы Albaraca. В 1977 году два банка группы Faisal открылись в Египте и Судане. В 1979 году был основан первый в Бахрейне исламский банк.

Психологические предпосылки возникновения исламских банков создал процесс «исламского возрождения», то есть усиление приверженности традиционному исламу среди широких слоев населения Ближнего Востока (его кульминацией была революция имама Хомейни в Иране). Материальные предпосылки для возникновения исламских банков создал нефтяной кризис 1973 года, когда на Ближний Восток в результате резкого повышения цен на нефть хлынул поток нефтедолларов.

Приток средств клиентов из числа религиозных мусульман позволил исламским банкам создать значительные пассивы, однако эмбриональное состояние исламского рынка капиталов не позволяло их полностью задействовать. В 80-е годы главной целью исламских банков было накопление опыта пассивных операций, стандартизация методов финансирования и инвестирования.

В начале 80-х годов начинается активный рост исламского банковского дела в Юго-Восточной Азии. Еще в 1963 году в Малайзии был основан благотворительный фонд, который привлекал сбережения мусульман, собиравшихся совершить паломничество в Мекку. Впоследствии на его основе возник один из крупнейших в мире исламских инвестиционных фондов Tabung Haji. Бурный рост исламского банковского сектора в Малайзии начался после 1983 года в рамках политики властей по повышению уровня жизни мусульманского большинства. Кроме сугубо экономических эта политика имела и внутриполитические причины — хотя мусульмане составляют 75 процентов населения Малайзии, большую часть капиталов частного сектора контролируют этнические китайцы.

Последнее десятилетие стало для исламских банков временем быстрого развития и инноваций в области пассивных операций. Клиентская база по-прежнему растет, но нынешние вкладчики хотят, чтобы их вложения были не только правильными с точки зрения религии, но и приносили доход. Идет активное создание исламских инвестиционных банков и фондов нового типа, занимающихся управлением активами, пакетами акций, вложениями в недвижимость. Исламские инвестиционные банки действуют на рынке лизинговых операций и рискового капитала. Тем более что ближневосточным банкам приходится бороться за клиентов с гигантскими западными конкурентами, которые активно открывают исламские подразделения.

 
ФорумаЖ » "Полезное" » Это интересно:) » Исламский банкинг
Страница 2 из 3«123»
Поиск: