Приветствую Вас Гость | RSS

Инфокоммуникационный портал WRA

Суббота, 29.04.2017, 00:45
Главная » 2011 » Февраль » 10 » Юнус-Бек Евкуров - «КП»: «Горе людей не от того, что их сын где-то взорвался и погиб, а от того, что он опозорил семью»
13:44
Юнус-Бек Евкуров - «КП»: «Горе людей не от того, что их сын где-то взорвался и погиб, а от того, что он опозорил семью»

До главы Ингушетии, куда привели следы террориста Евлоева, совершившего взрыв в аэропорту Домодедово, удалось дозвониться в среду, 9 февраля, только поздним вечером... [эксклюзив «КП»] [аудио]

- Алло, Юнус-Бек! У вас только что совещание, я слышал, закончилось, да? По Евлоеву, по терроризму... Это так?

- Да...

- Вы очень устали?

- Да нет, что устал? Чего уставать?

- Тогда поговорим? Скажите, а вот то, что след теракта из Домодедова тянется в Ингушетию... Как вы лично это переживаете как президент республики?

- Конечно, мы переживаем. Я сожалею, что так случилось. И соболезнования искренние родствеенникам тех, кто погиб. Конечно, сочувствую тем, кто пострадал. Особенно нам неприятно, что все-таки террористом оказался  житель нашей республики, хотя и принято называть, что у бандитов нет национальности. Но, тем не менее, нам - чисто по-мужски, по-кавказски - очень неудобно, что без всякого повода и причины наш житель поехал и в Москве совершил страшный теракт.

- Это правда, что вы встречались с родственниками, с родителями террориста Евлоева?

- Конечно, правда. По этому поводу мы встречались. И родители там в полном неведении, как он мог это сделать. Понятно, что они тоже искренне переживают... Конечно, мы там ставили вопрос и перед другими семьями, у которых дети, родственники, кто в розыске находится, чтобы они по этому пути не пошли, чтобы их не использовали в таких же направлениях.

- Вы именно с этой целью встречались, чтобы понять, увидеть корни всего того, что произошло?

- Не только с этой целью. Истоки, корни и откуда что идет - нам это понятно. И я и сейчас родителям сказал, что первое - это ваше упущение, что не доглядели за своим сыном и не говорили ему то, что надо говорить, и не контролировали впоследствии. Вы знаете, что экспертиза останков террориста показала, что он, Евлоев, был напичкан по самые уши наркотическими веществами. Это не оправдывает его, потому что он позволил себя в это втянуть. Но опять же это говорит о том, что сам - умышленно - он этого не сделал. Если бы он хотел это сделать, наверное, его не надо было бы чем-то пичкать. Это так или нет?

- Трудно сказать... Я не уверен.

- Это серьезная тема, и, конечно, здесь мы говорили отцам, чтобы обращались к жителям республики, к молодежи в том числе: они должны оградить себя от случайных связей, знакомств. Делать все, чтобы их не использовали в своих целях лидеры бандподполья. Потому что, говорим мы, без вашего желания в вас нальют или дадут там чего-то, сделают - и вы даже не почувствуете, как окажетесь в плену дурмана... Когда не сможете контролировать себя.

- Понятно... Скажите, пожалуйста, насколько нам известно, идет поиск еще четырех человек, которые причастны к организации этого теракта. Это так? И что вы делаете в республике для того, чтобы их обезвредить?

- Это не четыре человека, которые причастны к этому теракту. Просто есть двое ребят, которые ушли из дома с этим парнем, который взорвался. Я не говорю, что они причастны. Но их тоже могут использовать, так же как и этого парня. Чем-нибудь напичкать и заставить подорваться.

Помимо этого еще двое есть. Из всех, кого мы разыскиваем, эти четверо подвержены влиянию и воздействию. Поэтому мы боимся, как бы их не использовали члены бандподполья так же, как этого парня. Мы их ищем, в том числе и с родителями активно…

- А они в Ингушетии находятся или в Москве уже?

- Нет, то, что они в Москве находятся, нет такой информации. Вероятнее всего, они здесь, в Ингушетии. Поэтому по всем родственным каналам, объявляем по телевидению, ищем активно...

- Вы, наверное, видели видеообращения, которые идут в Интернете? И террористы говорят, что эти локальные группировки, им ничего не стоит запросто устроить теракт в любом другом районе Москвы. Вот вы как бы ближе, что ли, к этой обстановке. Как вы их шансы расцениваете?

- Но, во-первых, мы не то что ближе к этой обстановке... Принято считать, что мы более привычны к тому, что происходят теракты. Это плохо, что нам это привычно... Но опять же случай в Домодедово показывает, что у них шансы есть. Это не то, что спецслужбы слабы или общественность не работает. А то, что нападать всегда легче, это - раз. А во-вторых, сегодня любой человек практически может попасть в незащищенные места, его никто не останавливает и не делает этого. И сегодня осуществить это злодеяние не особо сложно. Это не подвиг или успех или мастерство этих негодяев, которые используют этих ребят. Это сама ситуация им всегда играет на руку, потому что нет возможности тщательную проверку провести при таком массовом перемещении людей. Хотя надо стараться, надо учиться, надо уметь это делать.

- Вот у вас сегодня было большое совещание, как я понял, потому что не мог долго до вас дозвониться. Какие там все-таки меры приняты? И есть ли контакт со спецслужбами? Как вообще руководство республики, коль след привел в Ингушетию, собирается перестраивать свою работу по всем направлениям? Чтобы предотвратить возможные теракты в последующем...

- Первое - это, конечно, стандартная схема, то что мы говорили. Это ведь не только сегодня и вчера мы проводим. А с  учетом этих последних событий и применения психотропных веществ при использовании этих смертников, усиливаем внимание и общественности, и спецслужб для того, чтобы сейчас активно заниматься поиском не только тех, кто пропал. А, самое главное, это и раньше так было, но сегодня все силы уходят на то, чтобы выявить тех, кто вербует эту молодежь, организовывает теракты. И еще - надо знать, откуда наркотические вещества поступают. Это основная задача на сегодня. Параллельно нужно искать тех ребят, которые ушли.

Следующая задача, сделать все, чтобы другие не ушли - надо задержать их посредством агитации, бесед. Вплоть до того, что я уже родителям говорю, объявляйте комендантский час у себя в семьях, дома, среди своих детей. Грубо говоря, с такого-то времени из дома не выходить. Потому что сегодня такое время, надо беречь своих детей. Надо сделать все, чтобы они находились под контролем.

Человек, находящийся справа от Умарова, похож на Магомеда Евлоева.
Недавно Умаров выложил в интернет видеоролик, где он представляет Магомеда Евлоева в качестве бойца, отправляемого на некую спецоперацию...
Можно найти и сходство между неизвестным с видео и портретом, нарисованным для "КП" художником по фотографии головы найденной на месте взрыва.
Можно найти сходство между неизвестным с видео и портретом, нарисованным для "КП" художником по фотографии головы найденной на месте взрыва.

Ну и плюс, помимо этого, через участковых, через глав администраций, через школы, университеты выявлять тех ребят, которые подвержены влиянию ваххабизма...

С их родителями тоже проводим профилактическую работу. И с родителями тех, кто ушел, кого мы сегодня не видим...

Дальше - среди друзей, товарищей...

Ну, и показываем по телевизору периодически, по местным каналам, всех, кто находится в розыске, чтобы люди сообщали, если что-то знают о них. Вот такие мероприятия проводятся.
Помимо этого усилены досмотр, проверка документов....

А на тех, кто находится в розыске, еще раз будем подавать документы на федеральный розыск и по магистрали, это система эмвэдэшная, ставить на поток, чтобы - где бы он билет ни покупал, где бы его паспорт ни появился, - чтобы сразу был выявлен как человек, которого ищут. Много всего еще, много предложений. Работаем в основном по таким направлениям.

- Юнус-Бек, вот вы разговаривали с отцом, матерью этого террориста, который взорвал людей в Домодедово... Что вас поразило чисто по-человечески - в глазах, в словах? Что запало в душу? И что бы вы хотели передать - вот свои ощущения - другим родителям?

- Что самое первое меня поразило, - это горе этих людей. И глаза, и цвет лица... Горе людей не от того, что их сын где-то взорвался и погиб, а горе от того, что он опозорил семью. Что горе другим людям принес и что теперь жить в селе невозможно.

- Но вот что отец Евлоева вам сказал?

- Говорит, что зря прожил жизнь.... Если бы, говорит, сына домой принесли просто убитого, мне было бы легче... Мне бы, говорит, не было так тяжело, как сейчас, после того, что произошло.





Просмотров: 117 | Добавил: WRADMIN | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
blog comments powered by PORTAL WRA